RSS

Мята вполне женьшень

Мнение

Про выпущенные слова

Одна из коварных ментальных ловушек заключается в том, что сказанные или написанные слова иногда обретают слишком много материального веса. Пока что-то болтается невнятно фоном в голове, почти всегда можно сделать вид, что его нет и не было. Но стоит озвучить, как оно фиксируется, застывает и начинает непрошенно просачиваться в реальный мир. Притворяется доводом, считает себя разумной причиной и даже смеет выступать фактором.

Вырубать приходится топором.

Про ретроспективу

Ретроспективный анализ какого-нибудь аспекта чего-нибудь в моём случае заключается в почти постоянной фоновой работе с фактами и выводами. Они крутятся так и эдак, по-разному форматируются и сочетаются, под разными углами рассматриваются – довольно непростой процесс, который отнимает немало ресурсов. Чем серьёзнее тема, тем дольше оно вот так варится – бывало, и годами. И если возникает подобная ретроспектива, значит, в этом месте что-то не так.

Зато потом однажды вдруг выясняется, что всё закончилось. Все нужные выводы уложились куда надо, все факты обработались как надо, все уроки усвоились – и всё сложилось.

Про волосы

Голова

Почему-то всем вокруг очень эти волосы, которые на голове, важны.

Я долго, с детства, ходила с длинными волосами, потом с чуть менее длинными, потом с просто короткими, а однажды утром – в день первого собеседования в Яндекс – внезапно решилась и постриглась под машинку. На старой работе все тайком охали и округляли глаза, но приставать с мнением как-то не решались. На новую работу я вышла не сразу, так что успела обрасти, но потом ещё два раза проделывала этот фокус, и некоторые нынешние коллеги мнение так или иначе высказывали. Ну и другие люди ещё, и знакомые, и прохожие. Так вот, почти всем кажется, что девичья голова должна быть с волосами! Желательно, конечно, длинными.

Но ведь лысая

[Формально лысой я никогда и не была, минимум – 3 миллиметра, но для большинства и 6 – уже лысая, так что так удобнее обозначать.]

башка это вообще фантастически круто. Это не страшно, потому волосы никуда не денутся и всё равно отрастут. Это прикольно, потому что лысых девочек и правда мало – дети и подростки потешно залипают. Это невероятно удобно, потому что избавляет от кучи девчачьих процедур, приспособлений и резиночек. Это практично

[Никогда не могла понять, как люди ходят по улице в шлёпанцах, я с детства предпочитала хорошие добротные сандалии на ремешке. Потому что если вдруг что, неудобная обувь – это -10 к манёвренности, скорости и ловкости. Как, чёрт возьми, по деревьям лазить, когда обувь норовит свалиться? А если надо подпрыгнуть? Догнать ящерицу? Перелезть через забор? А на велосипеде как ездить? Сейчас-то, конечно, какие ящерицы, но всё равно удивляюсь, как иные девушки ходят прямо вот по городу в таких шутках на тонкой подошве с двумя ленточками поперёк стопы.]

и позволяет спокойно бегать, плавать, крутить головой и носить головные уборы. Это офигенно приятно тактильно – когда надеваешь платье,

[Странны вообще те, кто считают, что женственность – в волосах. Это же вообще не связано. Это как считать, что фотографии с натужно-страстным выражением лица и тела правда подчёркивают сексуальность. Лысые девочки очень нежные и милые, обожаю пялиться на лысых девочек.]

когда сам себя гладишь по голове, когда тебя гладят по голове, когда стоишь под душем, когда порыв ветра. И это красиво – череп это вообще очень красиво, он круглый, черты лица немного иначе выделяются, видны уши и скулы, лоб отрыт, шея открыта, затылок открыт!

Правда, стричься просто под машинку мне уже скучно, теперь буду искать что-то поинтереснее. Но никаких пока длинных волос.

Про обратную сторону деликатности

Особенность деликатности в том, что чаще всего она проявляется в умалчивании – сокрытии настоящей реакции и настоящего мнения. Тот, кто по каким-то причинам не способен считать ситуацию достаточно тонко, чтобы понять, что произошло, вполне может решить, что ответ не подсказывали, угла нет, а промах правда не заметили. И, возможно, не сделает нужный вывод и не получит важный фидбек.

Про послевкусие

Всегда прислушиваюсь к послевкусию.

Когда удар по вкусовым рецепторам прошёл, проявляются более тонкие ноты. Их оттенок, длительность и отличие от основного вкуса – вот то, что я люблю слушать. Когда фильм просмотрен, от него тоже остаётся послевкусие. От самых крутых и прекрасных фильмов послевкусие яркое. Впрочем, от омерзительных оно тоже яркое – такое, что потом долго не отделаешься от ощущения, что съел гнилой орех.

С разговорами и ситуациями так же. В момент, когда что-то происходит, чувствуешь вкус. Но только когда всё закончилось, волны схлынули, а помехи пропали, можно почувствовать послевкусие и многое понять – правда ли надо было так поступать, правда ли надо было так говорить, правда ли было так приятно, правда ли человек говорил правду.

С едой и кино по-разному бывает, а вот с собой и людьми верю послевкусию больше, чем вкусу.

Про деликатность

Деликатность – это умение и желание осознанно сделать коммуникацию комфортной.

Делать людям неприятно – неприятно. Колоть в больные места – неприятно. Ставить в неловкое положение – неприятно. И точно так же неприятно получать уколы и обнаруживать себя в неловком положении. Все эти штуки – такт, внимание, чуткость, хорошая память на детали, вежливость – всё ради того, чтобы своей репликой – или её отсутствием – подстелить соломки. Подсказать ответ. Пощадить самолюбие. Сгладить острый угол. Увести линию разговора от опасной границы.

В моём русском языке литературная норма – «на Украине», но в рабочей переписке всегда выбираю формулировки так, чтобы не приходилось вставлять этот оборот. Не имею ни малейшего представления о том, как адресаты моих писем относятся к этому спору и относятся ли как-то вообще. Просто выбираю формулировки.

Про форму и содержание

Важно и то, и другое.

Всегда обращаю внимание на форму – при прочих равных покупаю молоко в более удобной упаковке, или салфетки в забавной коробке, или шоколад необычного формфактора. Если производитель зубной пасты сделал удобную или красивую форму тюбика, надо дать шанс его содержанию. Или вот, вроде, ложка – она и есть ложка, но когда её изгибы почти совершенны, это получается совсем другая ложка.

С текстами точно так же. Любой текст – и устный, и письменный – как-то упакован и подан. Интонации, нюансы, именно так поставленная пауза, именно такой выбранный синоним. Время, место, контекст, эмоциональный фон. Форма говорит не меньше, чем содержание.

И с людьми так же. Не представляю, как всё устроено у тех, кто может отделять и у кого бывает так, что внешне кто-то отталкивает, а внутренне, типа, нет. Всё же связано. Красивый внутри не может быть некрасив снаружи. Причём тут даже не важно, что именно кем-то конкретным понимается под внутренней красотой. Если сам человек по нраву, то его форма – это не сама по себе форма носа. Это мимика, привычные выражения лица, жесты, микродвижения тела, статика и динамика поз, тембр голоса.

Особенно интересно в этом аспекте рассматривать детские фотографии знакомых. Часто на них видно то множество вариантов изменений формы, которые с возрастом постепенно сужаются под влиянием содержания. И в конце концов форма вообще почти застывает – люблю рассматривать лица красивых пожилых людей, потому что это почти всегда чистая красота содержания, видная в красоте формы.

Про драму

В прекрасную часть пакета «Быть взрослым» входит жизнь с низким содержанием драмы.

Надрыв, сложные щщи, звериная серьёзность, океаны тлена, тонны печали – это хорошо уметь проживать и переживать, но в какой-то момент становишься взрослым и становится ясно, что когда всё хорошо – это значит всё хорошо. Есть по-настоящему серьёзные проблемы, а есть… Есть все остальные проблемы. Их надо видеть, понимать, учитывать и решать, но их наличие – это нормальный побочный эффект от того, что ты существуешь и действуешь.

Про сверку реальности

Как ни осознавай и как ни отслеживай всякое происходящее, бывают моменты, когда собственной реальности нужна поправка извне. Усталость, нехватка внимания, недостаток опыта или знаний, глаз замылен – и кажется вдруг, что ужас-ужас как плохо. Или – что офигеть как всё хорошо да весело. А там на самом деле дел-то на минутный разговор. Или хорошо спрятанная бомба тикает. Что в личных, что в рабочих делах иногда надо остановиться и свериться с кем-то: а точно это так плохо? А точно это так хорошо?

Очень ценно, когда рядом есть тот, кто может сказать: «Ну, вообще-то у нас серьёзная проблема вот тут». Или «Эй, ты вот сейчас зря паникуешь, на самом деле всё не так уж страшно».

Про честность с собой

Умение хорошо понимать себя – ключ к умению хорошо понимать что угодно. Сам себе всегда идеальный тренажёр, поле для экспериментов, чашка Петри и подушечка для булавок. А чтобы адекватно обрабатывать результаты, надо быть честным с собой.

Честно признать свой организм частью себя. Он тупое мудрое животное, у него есть обмен веществ, химия и собственное мнение. Он опеределённым образом реагирует на избыток или недостаток ресурсов: сна, еды, секса, отдыха, двигательной активности, солнечного света. И он сильно влияет примерно на всё – полезно уметь это отслеживать, корректировать и использовать.

Честно учитывать бонусы и ограничения всего, что в той или иной мере является константой. Пол, возраст, темперамент, физическая форма, социальный статус, профессия. Даже если нельзя или не получается поменять, это всё можно как минимум научиться понимать.

И честно работать с собой. Наблюдать и делать выводы. Учиться видеть ментальные ловушки и обходить их. Отслеживать собственные реакции и изучать их. Оттачивать инструменты анализа и копить опыт. Ретроспективно сверять версии себя. Не бояться себя. Не жалеть себя. Беречь себя. Воспитывать себя. Рассказывать себе о себе. Интересоваться собой. Признаваться себе. Отдавать себе отчёты.