RSS

Мята вполне женьшень

Мини ф

Про девятый месяц

Мини Ф. девятого месяца – смешливый и ласковый.

Он всё время смеётся. Не только когда смеёмся мы с Ф., или когда строим ему рожи, или издаём звуки, или целуем. Иногда он смеётся просто так, будто от радости, что он существует, и мы с Ф. рядом (особенно любит, именно когда мы оба рядом).

Во время игр смеётся взахлёб. Новая любимая игра – «Топ-топ». Мини Ф. сидит на руках у одного взрослого, а второй взрослый в это время бегает вокруг, приговаривая: «Топ-топ-топ! Топ-топ-топ!». Мини Ф. с восторгом выглядывает через плечо, и при этом в голос хохочет. Причём важно, чтобы тот, кто бегает, появлялся то с одной, то с другой стороны. Понятия не имею, что такого в этой игре, но мы сами смеёмся (сдержаться невозможно), и я всё время вспоминаю анекдот «Папа, я хочу, чтобы слоники побегали!».

Отдельную радость мини Ф. доставляет смотреть на родителя через прутья кроватки. Он смеётся, протягивает ручку между прутьями, трогает и ещё больше смеётся. Особенно если он в кроватке стоит, а родитель на полу сидит и оказывается ниже.

Перед сном – время для того, чтобы разрядить батарейку, и время тихого хихиканья. По утрам, до того, как мы выползаем из кровати, мини Ф. часто сидит или ползает вдоль дремлющей меня и тоже негромко хихикает. И во сне иногда улыбается с громким вздохом.

Не знаю, что будет дальше, но сейчас мини Ф. весьма любит еду. Он радостно похохатывает, завидев бутылочку, и улыбается всем собой, когда по утрам я кормлю его кашей. Но самый цирк происходит в обед, когда Ф. кормит его мясом и овощами. Мини Ф. просто смеётся всё время, успевая в перерывах открывать ротик для новой порции. Чуть утолив голод, он начинает откровенно веселиться, делать «тпру» – часто с полным ртом еды, и ещё громче смеяться. При этом Ф. изо всех сил старается быть серьёзным и убеждать, что надо обедать, а не баловаться – безрезультатно, они просто сидят друг напротив друга и хохочут.

Ещё мини Ф. стал осмысленно ласковым. Он целует (слюнявит и иногда прикусывает, но всё же) нас с Ф. в щёки, научился обнимать ручками, находясь на ручках, чаще стал гладить, а не хватать, и всё больше времени может провести, прильнув и положив голову на плечо или живот. К себе, кстати, относится тоже с нежностью: любит смотреть видео с собой и своё отражение в зеркале.

***
Мини Ф. вдруг, за один день, научился говорить «ба-ба-ба». И дальше уже потихоньку: дя (особенно круто, когда звонко вставляет его в наши с Ф. разговоры), ка, ку, па-па-па (самое милое). Но интересно, что звуки он произносит когда сам хочет, почти не повторяет только что услышанное. И вообще не каждый день тренирует все звуки, а периодами.

А вот что тренирует каждый день и вообще всё время – это стояние. По-прежнему встаёт везде и всегда, и уже может секунд 5-7 стоять без опоры. Ходить технически может – пару раз прошагал полкомнаты за двигающимся журнальным столиком, и может сделать шажок, чтобы стать ближе к желаемому. Но пока видно, что ещё рано: у опоры он приседает и раскачивается, но не делает попытки пройтись. Зато очень, очень хочет забраться повыше. Чуть не висит на подоконнике и невысоком стеллаже (как раз можно ухватиться пальцами, если подняться на носочки). И ноги при этом поднимает – будь там обо что опереться, лез бы вверх. На ручках тоже научился карабкаться – по родителю как по лестнице.

Стал больше времени проводить в свободном перемещении по полу, но осторожен: обползает знакомые владения, а, например, в коридор выползти пока не пытался. Во владениях есть любимые места – где надо стоять и качаться, или стоять и стремиться вверх, или стоять и грызть. При этом углы мебели мини Ф. совершенно не трогали и не интересовали – пока мы не купили и не приклеили на них защиту. Теперь это обязательный пункт программы и святой долг: дотянуться до прозрачной насадки, потрогать, погрызть и оторвать – подцепив снизу или пальцами, или зубами. Совершенно бессмысленная оказалась затея.

Но вообще на полу мини Ф. очень нравится, даже появился новый вид хныканья: «пусти на пол». Это кроме тоже новых «не сажай меня в кресло», «положи туда, откуда взял» и «мне скучно, развлеки». И основной характерный хнык «я голоден» тоже стал разнообразнее: теперь у него можно лучше различить ступени. Сначала недовольство, потом намёк, потом погромче, потом громко (дальше не проверяли).

***
Мне казалось, что когда мини Ф. научится сидеть, гулять станет проще – сиди себе в коляске, да смотри по сторонам, обзор хороший. Но нет, это скучно, надо на ручки, постоять на скамейке, постоять в коляске, снова на ручки и так по кругу. Сейчас кажется, что станет проще, когда он пойдёт, но что-то уже понимаю, как это работает (проще не станет).

Зато на прогулках стал ещё более активно смотреть на людей. Люди, замечая, что эта круглая мордочка не просто смотрит по сторонам, а интересуется именно ими, практически все по-прежнему реагируют: улыбаются, останавливаются, заговаривают, мимикой и жестами пытаются показать, что интерес взаимный, и что они были бы рады какой-то реакции. Но реакции обычно нет – как смотрел, так и смотрит.

Особенно мини Ф. нравятся другие дети. Иногда мы после прогулки остаёмся посидеть во дворе, и если погода хорошая, то там гуляет целая куча (реально, 20+) детей всех возрастов. И мини Ф. сидит у меня на коленях и завороженно смотрит, как толпа трёхлеток бегает с автоматами, или как совсем малявки неуверенно топают мимо, или как школьники играют в футбол с воротами в виде двух турников. Телевизор!

Ещё две любви мини Ф. – фонарики (всё, что светится и мерцает где угодно) и транспорт (особенно трактора и оранжевые поливальные машины). Детей на самокатах, беговелах и роликах осматривает очень одобрительно. Электрички МЦК, которые видны у нас во дворе, вызывают неизменную радость. А уж если встречается одновременно и фонарик, и транспорт (машина с включёнными фарами), это праздник. Пока не частый, обычно мы не гуляем до сумерек, но зима близко.

***
Мини Ф. вырос из почти всей одежды, и я впервые за всё время пошла и сама купила ему всё нужное на осень, зиму и даже немного весну. Это оказалось сложнее, чем просто разложить отданные вещи от дружественных младенцев, но зато одежды теперь меньше, и она покрывает все нужные функции именно так, как мне удобно. Вовремя остановиться, не купив лишнего, тоже оказалось не просто. Эти штаны, футболки, свитера и курточки невероятно милые. Как настоящие, только маленькие. Милее этой одежды – только мини Ф., когда она на нём.

У мини Ф. есть троюродная сестра на пару недель младше, так что я искала и купила ещё платье в подарок, и внутренне вздохнула с облегчением – если бы в гардеробе моего ребёнка были ещё платья, выбирать одежду и не покупать лишнего стало бы ещё сложнее.

***
Мини Ф. становится всё взрослее, он уже отрастил чуб, а по утрам на затылке видны первые завитки. В магазине мама предложила посадить его на сидение в тележке, а я сама даже не подумала, что мини Ф. уже достаточно подрос для такого. Посадила, и он ехал в тележке как настоящий большой малыш, деловой и довольный. Я уже привыкла, что у меня есть ребёнок, и что он классный, но пока не привыкла, что он уже так вырос.

Про восьмой месяц

Мини Ф. – папин зайка.

Мы с Ф. не сторонники идеи, что до эн лет ребёнка мужчине с ним неинтересно и делать нечего. Мини Ф. как в месяц улыбнулся Ф. впервые, так и продолжает всем своим видом и поведением показывать, как сильно ему нравится его папа. И чем дальше, чем очевиднее, что второй взрослый – это очень важная часть жизни младенца.

Мини Ф. хорошо успокаивается на руках у Ф. и вообще с большим удовольствием на них (и не только) сидит. Однажды Ф. спустил мирного мини Ф. с рук, посадил на кровать рядом со мной и вышел из комнаты. Ничего не предвещало, но мини Ф. внезапно зашёлся в самом горьком плаче, что я у него видела. Тут же взяла его на руки – плач и не думал утихать. Примчался Ф., перехватил, и у него на руках мини Ф. так же внезапно – за секунду! – успокоился и даже заулыбался. Какой-то вот был момент, когда жизненно необходимо сидеть на руках у папы. С тех пор – учатся они быстро – протянутые к папе ручки означают, что надо немедленно брать, иначе мини Ф. тут же переходит от недовольного кряхтения к настоящим слезам. Кстати, сам жест «возьми меня на ручки» мини Ф. освоил сравнительно недавно и теперь с удовольствием им пользуется. Это привело к появлении новой игры – «Крошка-картошка»: когда один родитель носит мини Ф. на руках, второй ходит вокруг очень осторожно, потому что если подойти близко, хитрая малявка тянет ручки. И тут уже всё, деваться некуда – надо брать. Забавно, что от меня к Ф. мини Ф. идёт охотно, а от Ф. ко мне иногда явно отказывается идти. Отворачивается и крепче вцепляется в Ф.: нет, мама, иди, мне и тут хорошо. При этом если слышит, что я дома, заставляет Ф. ходить за мной хвостиком, чтобы было удобно рассматривать, что это я такое делаю. А когда сидит на руках у меня, а Ф. в зоне видимости, мини Ф. всё время проверяет, что он никуда не делся. Особенно смешно, когда мы втроём выходим гулять: мини Ф. каждые несколько секунд вскарабкивается по моему плечу, выглядывает, проверяет, что папа по-прежнему спускается по лестнице следом, и довольно вякает на весь подъезд.

Мини Ф. в целом улыбчивый и весёлый, но когда видит папу, он расплывается в особо нежной и восторженной улыбке во все свои два зуба. Даже когда не в духе, занят или плачет, находит в себе силы на короткое движение губ: я тебя вижу, я реагирую, но прости, сейчас другие дела.

Когда проводит с Ф. досуг формата «расслабленно валяемся на кровати», мини Ф. любит исследовать шлёвки на джинсах и – особенно – ремень. Пыхтит сосредоточенно, на зуб пробует, в разные стороны гнёт – отличная штука. Ещё любит – всласть поползав и постояв – доверчиво прильнуть головой к боку или плечу, ужасно трогательно.

Мне многое нравится в моём родительстве, но моменты, когда мои руки свободны, а мини Ф. счастливо воркует с Ф. или смеётся мне с его рук – такие моменты мне особенно нравятся.

***
Игра «Съем малыша» теперь не самая любимая. Самая любимая – игра наоборот под кодовым названием «Спасите, помогите, пощадите». Заключается в том, что мини Ф., раскрыв ротик и с непередаваемо хищным выражением на лице, нападает на меня. Особенно любит нападать на щёки, но волосы, руки и ноги тоже годятся. Я при этом вяло отбиваюсь и сквозь смех пищу: «Спасите! Помогите!», а когда мини Ф. уже совсем напал – «Пощадите!». Чем больше пищу, тем больше он распаляется, хохочет и нападает снова и снова – пока не устанет и не завалится на спинку отдыхать, гордый собой.

Интересно, что когда я пищу или вскрикиваю вне игры с ним, мини Ф. заметно пугается и может даже заплакать. На маму напали, значит он тоже в опасности! А когда напал сам – всё ок. Ещё более интересно, что когда Ф. пищит (ну, как умеет) и приглашает поиграть в эту игру, мини Ф. смотрит с явным недоумением и максимум аккуратно трогает ладошкой его щеку.

***
Мини Ф. уверенно сел, и это очень круто. Я вообще очень ждала только двух этапов младенческого физического развития – когда начнёт хорошо держать голову и когда сядет. Думала, что после этих этапов (в отличие от остальных) с ребёнком станет качественно легче в бытовом плане. Так и оказалось. Теперь мини Ф. поползает, покрутится – и садится. Сидит с прямой спиной, обеими руками держит игрушку и грызёт её, а вид при этом такой деловой, будто всю жизнь так вот сидел, вытянув вперёд ножки.

Но если где-то рядом есть хоть какая опора, мини Ф. всегда встаёт. Может стоять уже довольно долго, держать только одной рукой, даже пытается понемногу шагать. И если из неуверенной сидячей позы он мягко падал вбок на коврик, то теперь вариантов, как можно упасть больно, сильно прибавилось. Не только потому, что выполз на твёрдый пол, – рост уже такой, что вполне можно удариться о стену, если стоять не очень далеко и падать плашмя. Но мини Ф. быстро учится. Падая назад, он прижимает подбородок к груди, чтобы не удариться затылком. И вообще не часто так падает – обычно из положения стоя опускается на коленки или аккуратно садится на попу, выставив ручки, чтобы не завалиться вбок. Хотя первая маленькая шишка и первый маленький синяк уже были.

Пожалуй, это настоящая сложность моего родительства: страховать так, чтобы учился падать безопасно, и одновременно не давать упасть так, чтобы это было по-настоящему опасно.

***
Мини Ф. постепенно взрослеет – дальше видит, лучше понимает звуки. Догадывается, что можно заглянуть за угол, чтобы увидеть родителя, если оттуда слышен его голос или даже только шаги. Научился преследовать – ползти за тем, кто решил от него отдалиться, когда время – по мнению мини Ф. – ещё не пришло. Научился «прыгать» (не отрывая ноги от поверхности) стоя, стоять на носочках и бить раскрытой ладошкой по всем поверхностям.

Ладошки, кстати, стали намного ловчее – мини Ф. уже умеет держать двумя руками разные предметы и довольно точно и аккуратно хватать то, что хочется схватить. Несколько раз заставала его за тем, что он внимательно смотрел на руку, сжимая и разжимая ладонь (биоробот!). Ещё ладони мини Ф. неожиданно стали моими союзниками в вечной борьбе за быстрый и спокойный уход ко сну: если гладить их внутреннюю сторону или тихонько дуть в неё, мини Ф. расслабляется и легче засыпает.

Вдруг оказалось, что повзрослевший мини Ф. стал настороженно относиться к метро. С месяц там не были, до того ему вообще было всё равно, а тут – притих от фонового шума, испугался пришедшего поезда и всю недолгую дорогу был явно напряжён. Хотя на людей смотрел всё равно.

Чем дальше, тем больше мини Ф. нравится смотреть на других людей всех возрастов (а вот животные интересуют даже меньше, чем фонтаны). Смотрит он пристально, с серьёзной мордочкой и широко открытыми голубыми глазами – мало кто из взрослых, перехватив такой взгляд, остаётся равнодушным. Люди тут же начинают улыбаться, многие строят глазки и сюсюкают – изо всех сил добиваются ответной реакции. Но нет, мини Ф. не таков, он молча продолжает смотреть.

Несколько раз такие чужие желающие получить улыбку мини Ф. находились рядом какое-то продолжительное время (остановка автобуса, очередь) и посчитали, что обмен взглядами с ребёнком это повод пообщаться со мной (приходится беседовать вежливо и максимально лаконично) или без разрешения потрогать его руками. Последнее вообще никуда не годится, тем более, что трогать им хочется голые ножки (мини Ф. пока не пугается, и я понимаю, что ножки милые, но блин). Поэтому после пары внезапных атак я всё время внутренне готова пресечь и не подпустить – репетиция перед настоящими атаками посторонних, которых родителю вряд ли можно избежать.

***
Родительство – такая штука, которую правда трудно в полной мере представить, пока не заведёшь собственного ребёнка. И оно необъяснимым образом одновременно и одинаково у всех, и крайне индивидуально. И ещё – радостный и печальный одновременно факт – всё проходит, и многое проходит очень быстро. Мини Ф. ещё совсем малыш, а мы с Ф. уже не раз говорили друг другу: «Вот когда он был совсем маленький…» или «А он уже давно перестал так делать». И по-прежнему удивительно, что было два, а стало три. И что глаза как у меня, а нос как у Ф. Очень крутой опыт.

Про седьмой месяц

Вдруг стало ясно, что мини Ф. – котёнок.

Впервые он мяукнул ещё до того, как нас перевели в послеродовую палату, и потом ещё иногда мяукал, но до полугода больше ничем свою котёночью сущность не проявлял. А теперь он царапается как котёнок, потягивается сонный как котёнок и спит на боку, вытянув все четыре лапки. Трогает нас с Ф. сжимая и разжимая ладонь, как делают коты (только когти не выпускает). Играя, переворачивается на спинку, ловит нападающую руку и кусает её. Стоя на четвереньках, вытягивает руку, чтобы взять желаемое, или потрогать интересующее, или поскрести изголовье кровати. Любит карабкаться на стоящего или лежащего взрослого. Любит, когда его гладят и носят на ручках. Пытается схватить струю воды!

Мы ввели прикорм, кормит всегда Ф., а я держу мини Ф. на руках и смотрю, как он розовым языком слизывает с ложки овощное пюре (цветная капуста самая вкусная, брокколи – гадость). А когда Ф. медлит, мини Ф. подгоняет его порыкиванием.

Играет мини Ф. тоже как котёнок. Известно, что лучшие игрушки младенцев – это не игрушки. Причём он чётко знает разницу: помытый и отданный в качестве игрушки тапок вообще не котируется по сравнению с точно таким же, но настоящим, который используют по назначению. Так что мини Ф. обожает силиконовые формочки и ложки, тюбики от крема, пластиковые бутылки и полиэтиленовые пакеты: он на них нападет и грызёт, придерживая всеми конечностями. Однажды в распоряжении мини Ф. оказалась большая (размером с него) пачка подгузников, и больше получаса (рекорд!), он не обращал внимания больше ни на что вокруг. Он бросался на врага, царапал его, кусал, наваливался всем телом, рычал и победно повизгивал.

А вот что мини Ф. умеет в отличие от котёнка – дудеть. Он берёт полые игрушки или мою бутылочку для воды с широким горлышком и с большим удовольствием туда дудит. И ещё стучать предметами по полу. Когда мини Ф. первый раз сам выполз в гостиную, дополз до столика и сбросил с него коробку со своими игрушками, он, очень довольный собой, сел среди них и стал по очереди стучать ими по полу (обычно он играет на коврике, который мягкий и гасит звуки).

Безудержное хищное и весёлое любопытство, свойственное детёнышу животного, – вот что переполняет мини Ф., когда он бодрствует.

***
Энергии у мини Ф. какое-то невозможное для его размера количество – он реально маленькая неутомимая боевая единица. Теперь он часто набирается сил раньше, чем засыпает: устанет, полежит тихонько на спине, ножки потрогает, а потом снова переворот на животик и вперёд. Засыпает только когда батарейка полностью разрядится.

Обычно мини Ф. хватает всё, до чего может достать, крепко и сильно (особенно страдают уши Ф. и мои волосы). Но в моменты отдыха он становится расслабленным и спокойным. Несколько раз, когда мы втроём валялись на кровати, мини Ф., поворачиваясь от меня к Ф. и обратно, по очереди трогал наши подбородки, очень аккуратно и вдумчиво. Сравнивал.

Мини Ф. чётко понимает, когда он на своей территории, а когда нет. Дома веселится, буянит и издаёт кучу звуков, а на улице в целом смирный и максимум одобрительно гудит машинам и автобусам. Гулять по-прежнему любит, но перестал засыпать в коляске – можно сказать, врага частично победил. Едет сколько может, потом перебирается на ручки или в рюкзак, оттуда глазеет (сколько хватит сил и ещё пару минут) и тогда только засыпает. Зато появился новый враг, даже два: носочки.

***
Важный этап: мини Ф. стал вертикальным (+100 к умильности). Сначала он научился ползти с помощью коленок (пока не на настоящих четвереньках) и сидеть (пока с опорой на одну руку). Потом стал постепенно выпрямлять ножки, опираясь руками на лежачую меня и согнувшись в пояснице. Качался при этом как тростинка на ветру. Но постепенно (сотни минут упорных тренировок) окреп и стал уверенно стоять. Момент, когда он первый раз по-настоящему выпрямился весь, наступил когда мини Ф. заметил прозрачную упаковку с ковриком, которую я поставила между стеной и его кроваткой. Непонятную яркую штуку надо было немедленно добыть, поэтому мини Ф. в пылу охоты забыл обо всём – и уверенно и надолго встал, держась руками за батарею.

Второй важный этап: у мини Ф. вылезло два нижних резца. Такие маленькие ярко-белые пилочки. С ними улыбка стала ещё милее – ещё +100, хотя казалось бы, куда уж. И судя по океану слюней и тому, что мини Ф. всё время пальцами трогает верхнюю десну, скоро ещё два резца выйдут.

***
Мини Ф. окончательно решил, что мы с Ф. его взрослые, а остальные – нет. Даже бабушке улыбается через какое-то время, как привыкнет. Чужим перестал улыбаться вообще, только рассматривает из безопасного (на мне или рядом со мной) места. Зато нам с Ф. доверяет безоговорочно и полностью.

Когда мини Ф. просыпается ночью и чует, что меня нет рядом, он широко раскрывает глаза и тревожно всматривается в темноту. Потом обнаруживает, что рядом Ф., утыкается в него и сладко засыпает.

Восемьдесят девятый

Чуваки и человек. Выпуск 89

Про шестой месяц

mini-f-6

Мини Ф. полгода и он – любопытный бандит.

Мне всё время кажется, что нельзя ещё более жадно глазеть по сторонам, но постоянно оказывается, что можно. Мини Ф. стал ездить в коляске подняв голову – устанет, полежит чуть и снова поднимает. В рюкзачке (дорос!) или просто на руках он всё время крутит головой – а вдруг справа что пропустит, пока смотрит налево. Даже игрушки перестали его интересовать, когда вокруг есть на что посмотреть.

Вообще интерес к миру стал более активным и даже хищным. На улице раньше был как будто притихшим, а сейчас не только стал издавать всё больше звуков, но и начал тянуть ручки ко всему, что оказывается рядом – деревья, ручки коляски, фотоаппарат у меня на шее. Дома, если на руках, больше всего любит открытый холодильник и балкон – замирает от радости и говорит: «У! У! У!».

Всё больше времени проводит на полу, стал крутиться вокруг своей оси не из-за собственных хаотичных движений, а вполне осознанно – в поисках цели. Когда цель найдена, мини Ф. становится особенно весел и начинает охоту. Ползать по-настоящему он пока не умеет, но это не мешает. Сначала мини Ф., лёжа на животе, изо всех сил тянет ручки – проверяет, нельзя ли достать желаемое прямо так. Если нельзя, подползает по-пластунски и вгрызается. Особенно любит охотиться на мою домашнюю обувь, так что к игровому коврику я подхожу только босиком.

И раз уж пошла такая интересная жизнь, главным врагом стал сон. Мини Ф. сражается с ним как лев – отважно и отчаянно. Даже когда, моргнув, не может сразу поднять веки от усталости (подлая сила тяжести), обычно наскребает сил на ещё пару минут бодрствования. На прогулке рано или поздно отрубается сам, а вот дома всё сложнее. Теперь он активно протестует, если положить его на кровать в тот момент, когда не полностью устал и не хочет хотеть спать (при этом спать вполне может хотеть, просто силы ещё остались). Приходится или старательно (и не всегда успешно) убеждать, что мы на кровати просто поваляемся, и спать его никто не заставляет, или укачивать на руках. Хотя вообще он довольно давно уже не засыпает и не спит на руках. Зато иногда у меня получается поймать верный момент и тогда мини Ф. просто ложится, закрывает глаза и засыпает. Родительское счастье.

***
Мини Ф., как и положено младенцу, очень упорный. В начале месяца он едва мог пару секунд постоять на коленках, потом он стал стоять на них всё дольше и дольше, потом постепенно научился стоять на вытянутых руках и ногах, тоже всё дольше. Потом стал стоять на коленках и раскачиваться. В конце месяца уже потихоньку подворачивает одну ногу – это очередной шаг к тому, чтобы сесть. Удивительно, откуда он знает, какие движения и позы ему нужны для того, чтобы достигнуть цели и научиться быть вертикальным.

Из новостей по вводу в эксплуатацию новых систем: сквозь десну стал виден первый зуб и волосы заметно растут, уже совсем как настоящие.

***
Любимую игру мини Ф. придумал Ф. Она называется «Съем малыша» – мини Ф. визжит и хохочет уже заранее, если просто сделать вид, что сейчас нападёшь и укусишь за бочок. Стал смеяться от игры в ладушки (хотя подставлять ладошки пока не догадался) и в «ку-ку». Пытаясь разнообразить наш досуг, читала ему Маршака и «Колобка» (попалась версия без слова «сусеки», ну как так!), но пока книги интереснее мять и есть.

Игрушки мини Ф. нравятся практически все. Во всяком случае, он редко отказывается брать что-то из моих рук – чаще всего оживляется и шустро тянется ко всему, что я предлагаю – даже если это погремушка, которую он только что сам бросил на пол. Эта игра – бросать вещи на пол – всё больше в почёте.

Но самые любимые игрушки – это мы с Ф., мини Ф. с удовольствием нас щупает, гладит, ловит, хватает и грызёт. А мы смеёмся и даём в себя играть, а что делать.

***
Декрет – не самое простое время, но мне невероятно повезло с Ф. и мини Ф., и я часто радуюсь. Когда Ф. каждое утро готовит кофе и мы вместе завтракаем. Когда мини Ф. уснул. Когда мини Ф. проснулся и нежный. Когда мини Ф. смеётся. Когда мини Ф. видит Ф. и немедленно расплывается в самой сладкой улыбке. Когда оставила мини Ф. с Ф., ушла, вернулась, а они такие офигенные оба.

Недавно узнала, что коллега ушла в декрет, и целую секунду думала: «Блин, как классно, тоже хочу».

Про пятый месяц

5 месяцев

Мини Ф. пятого месяца – боевой и целеустремлённый.

Когда видит что-то вожделенное, становится немного удивлённым, раскрывает рот и очень уверенно тянет ручки. Если удаётся – с невероятно озорным выражением на лице отправляет добытое в рот, иногда при этом победно рычит.

Раньше мини Ф. не мог перестать держать что-то в руках: оно или само выпадало, или он недовольными гримасами давал понять, что сейчас заплачет, если ручка не освободится. Теперь он не только умеет разжимать пальчики по желанию – он совершенно осознанно бросает игрушки через голову или вбок. Пока не сильно и не так уж часто, но, чую, это у нас впереди.

Нашёл свои ноги (этап!) и старательно изучает их доступными (руки и рот) средствами. Ещё научился высовывать кончик языка – правда, понятия не имею, зачем ему это умение и что оно значит. Ну и с таким нескончаемым усердием чешет дёсна, что я каждый день проверяю, нет ли там уже зубов (пока нет).

Ещё один этап – начинается пищевой интерес. Раскрывает рот и с огромным любопытством провожает взглядом всё, что я при нём ем и пью. Выражение лица очевидно: если бы мог – отобрал. Но пока может только смотреть и безуспешно тянуть ручки. Иногда ещё делает лакательные движения языком, как будто уже заполучил желаемое. Теперь стало можно устраивать из своего обеда шоу (смотри, мама ест!) к обоюдному удовольствию.

Если раньше мини Ф. трогал нас с Ф. осторожно, скорее ощупывая, то теперь он с удовольствием изучает нас хватанием – и, надо сказать, хватать он умеет весьма сильно. А когда мелкая цепкая лапка изо всех сил держит твою щёку, это, оказывается, довольно чувствительно.

На прогулке распробовал вертикальное положение и согласен на лежание в коляске только первый примерно час. Потом всё, превращается в самого несчастного в мире ребёнка. А за те пару секунд, что требуются для того, чтобы взять его на руки, мини Ф. становится деловой и довольный, жадно глазеет по сторонам, и все слёзы тут же высыхают. Так и гуляю: в одной руке застывший от восторга (столько всего вокруг!) мини Ф., другой качу коляску.

Вообще мини Ф. невероятно сильно желает быть вертикальным. Мне даже кажется, что быть ручках ему нравится в первую очередь потому, что вертикально и обзор хороший. Он по-прежнему упорно пытается садиться и – главное – научился переворачиваться со спины на живот. Теперь всё время норовит это делать, даже во сне иногда (от чего просыпается, пугается и плачет, бедняга). Оказавшись на животе, не спящий мини Ф. поднимается на ручках как можно выше и начинает ползти. Ползёт старательно, аж кряхтит от усилий. Даже уже понемногу становится на обе коленки, и ему это очевидно нравится. Но сил так стоять хватает не на долго, да и что делать дальше он пока не понял. В итоге только крутится вокруг своей оси или двигается, но в противоположную сторону, ногами вперёд. Однажды хотел ползти к стене, а сам случайно заполз под кровать. Пришлось вызволять.

***
На прогулках или в гостях мини Ф. обычно тих (если не плачет, тут уж с громкостью всё как надо), а в привычной обстановке постоянно упражняется в производстве звуков. Научился оглушительно визжать и издавать звук, каким в играх обычно имитируют едущую машину. Произносит уже весьма длинные связки из разных звуков, и выглядит при этом весьма довольным собой. Научился потешно вытягивать губы трубочкой и говорить «эууу», «бууу» и «вууу». Вообще передать буквами то, что он произносит, довольно трудно, даже воспроизвести иногда трудно. Но мы всё равно стараемся (это очень смешно).

Научился вздыхать. Прямо по-настоящему, набирает воздух и выпускает с чётким «э-эхь».

По-прежнему часто веселится, иногда даже без особого повода. Просто смотрит в лицо и вдруг начинает смеяться. Ну а если есть повод или, что ещё лучше, папа пришёл с работы, то вообще без устали улыбается и расточает мёд. До сих пор удивляюсь и прихожу в восторг: как такое мелкое и довольно беспомощное существо умеет не только радоваться, но и настолько явно и сильно эту радость проявлять.

***
С тех пор, как научился переворачиваться, спать мини Ф. предпочитает на боку (иногда умильно подложив руку под щёчку). Особенно любит при этом упереться лбом во что-нибудь типа меня или подушки. Просыпается обычно в отличном расположении духа (особенно если не один). Но однажды спал на руках, и вдруг забеспокоился, стал хмуриться и дёргать ногами, а потом с плачем проснулся и долго ещё плакал, уткнувшись в меня. Успокаивался, всхлипывал, а потом будто вспоминал что-то и снова плакал. Не иначе злой лев напал на малыша, а мамы с папой рядом не было.

А однажды, когда я уложила мини Ф. спать и сама сладко спала рядом, Ф. зашёл в спальню и обнаружил, что у меня-то дневной сон, а коварный мини Ф. тихонько и беззвучно веселится сам с собой под моей рукой.

***
Мини Ф. становится похож на мини мальчика, а не на личинку, даже пропорции тела всё более настоящие. А ещё по нему уже хорошо видно, что он считает нас с Ф. своей стаей, и уверен, что мы должны о нём заботиться и его защищать, и это ужасно трогательно.

Про четвёртый месяц

4 месяца

Главное слово про четвёртый месяц мини Ф. – осмысленность.

Cтал иногда задумываться о чём-то, как бы погружаясь в себя. Если ничего не беспокоит, может сам лежать спокойно (даже не обязательно с игрушкой) и не требовать ничего – только чтобы я была в зоне видимости. Несколько раз – прямо зайка! – провёл утра валяясь и агукая сам с собой, пока я рядом лежала с закрытыми глазами, то и дело проваливаясь в сон.

Стал понимать, что такое предметы. Активно хватает и быстро тянет в рот вообще всё, до чего может дотянуться (в полотенца вообще вгрызается чуть ли не с рычанием). Понял, что если перед ним рука взрослого что-то держит, можно ручками вцепиться в эту руку и придвинуть предмет к себе ближе – чтобы удобнее было облизывать. Ну и саму руку тоже иногда ловит и норовит погрызть или хотя бы ощупать. Недавно во сне крепко схватил мою руку и стал громко обгладывать (это слово очень точно описывает процесс) предплечье. Мы так смеялись, что чудом его не разбудили.

Стал иногда не сразу засыпать, когда хочет спать и уже пригрелся на руках, а какое-то время тихонько лежать с открытыми глазами и посматривать вокруг. Раньше если уж притих (наелся или успокоился после хныканья) – сразу и засыпал. И в целом стал с явным интересом наблюдать за происходящим. На прогулках теперь требует не закрывать ему обзор капюшоном коляски.

Научился отслеживать наше с Ф. наличие и передвижение по комнате (голову аж поворачивает), и явно всё лучше понимает, кто мы такие. По-прежнему любит общаться и стал с удовольствием изучать лица – и вглядывается в них, и трогает ручками. Иногда как будто пытается повторить движения губ – так цепко смотрит на рот говорящего взрослого. Особенно любит быть на руках у меня, а изучать при этом Ф.

***
В какой-то момент мини Ф. завёл правило встречать по вечерам Ф. с работы не просто улыбками, а смехом. Смеётся он как резиновая уточка и выглядит при этом очень, очень сладко (прям баночка мёда, а не малыш). Вообще смеётся часто – во сне, в ответ на общение, издаваемые звуки, чмоканье в щёчки или живот. И такая эта концентрированная и чистая радость, что просто невозможно не начать улыбаться самому. И продолжать издавать звуки. И всё время искать новые и новые способы добыть этот смех.

Иногда, в особо приятные моменты (папа пришёл поцеловать), мини Ф. полностью замирает, раскрыв рот, с выражением восторга на лице.

Ещё мини Ф. научился требовать внимание и еду без слёз. То есть, если не дать желаемого, слёзы будут (причём безо всяких предупреждающих гримас). Но для начала он сердито выкрикивает резкие и короткие «А! А!».

***
Мини Ф. стал сильнее. Он уже подолгу и с удовольствием (пока не устанет) лежит на животе. Всё становится видно в новом ракурсе, потому он, раскрыв ротик и вытягивая шею (похож при этом на слюнявую черепашку), сосредоточенно смотрит вокруг. Иногда аж кряхтит – особенно если хочет схватит лежащий перед ним предмет, это пока не просто. На спинку переворачивается легко, а вот к переворотам со спины на живот совсем равнодушен – даже не пытается. Зато пытается ползти, в том числе когда находится на ручках. То есть, пристроился на руках, огляделся, увидел интересное (папу, ноутбук, незнакомый принт на наволочке) и давай ползти в нужном направлении (скорее дёргать ногами и загребать руками, но всё же).

Стал пытаться садиться! До настоящего сидения пока далеко, но он уже может довольно высоко подняться верхней частью тела.

Стал иметь мнение по поводу своего положения в пространстве. Раньше было «хочу на ручки – взяли на ручки – мне отлично», теперь всё сложнее. Ему может быть неудобно в какой-то позе в текущий момент (через 5 минут уже может стать удобно) или хотеться рассмотреть именно окно – и потому ни в коем случае нельзя держать спиной к окну. Иногда надо ходить и нельзя сидеть. Иногда надо держать вертикально и нельзя горизонтально. Иногда вообще не просто понять, как надо – ясно только, как не надо: выражать мнение мини Ф. умеет отлично.

***
Прочитала «Тайную опору» Людмилы Петрановской, и это одна из лучших и полезных книг для родителей. В ней внятно и хорошо описано, как возникает и меняется привязанность ребёнка ко взрослым («своим взрослым»!) и как это всё обусловлено биологически. Как работают защита и забота. Для чего нужны кризисы и что важно (не) делать внутри них. Почему дети не слушаются, почему слушаются и что им вообще нужно на разных этапах взросления. Спокойная и жизнеутверждающая книга, после неё рутина ухода за младенцем становится намного легче, а будущие сложности пугают меньше: начинаешь хорошо понимать, зачем это всё.

Восемьдесят восьмой

Чуваки и человек. Выпуск 88

Про мобильность

Maclaren

У меня было достаточно времени, чтобы подготовиться,

[С появлением мини Ф. я вообще вдруг поняла, что всегда, с детства, знала, что у меня будет ребёнок. У бабушки с дедушкой есть дети, у тёти с дядей, у моих родителей. Это обычный такой этап, значит, и у меня будут, беременной буду, рожать буду, какие ещё могут варианты. И я так или иначе к этому готовилась, пусть фоново и местами даже неосознанно.]

и я знала примерно, какие будут ограничения. Но самым трудным оказалась не рутина, не прерывистый сон, не новый быт, не прекращение работы в офисе, а потеря мобильности.

Зачем-то прислушавшись к интернетам, решила, что без настоящей люльки младенцу не жизнь, но даже самая лёгкая оказалась слишком тяжёлой, и мы гуляли только втроём и только по выходным, и то когда было не лень и погода была не совсем плохая. В будни иногда выходила во двор с автокреслом, но дальше двора не уйдёшь, больше получаса топтаться вокруг скамейки скучно, а мини Ф. просто спал и всё. Ему вообще, кажется, было всё равно, гуляем мы или нет. По делам или поликлиникам вдвоём выбраться было просто нереально: или я ехала сама, оставив Ф. с мини Ф., или тащились все вместе. В итоге сейчас думаю, что в таких условиях (декабрьский ребёнок в Москве и четвёртый этаж без лифта) люльку можно было и не покупать.

Через месяц с небольшим в гости приехала сестра, привезла слинг и спецкуртку,

[Вообще их называют «слингокуртками», но меня это всё немного пугало: слингомама в слингокуртке и слингобусах идёт на слинговстречу. Намного удобнее использовать рюкзачки – без сложностей, хитростей и намоток. Но таким крошкам рюкзачки рано (маркировки «с рождения» – чистый маркетинг, на мой взгляд), а слинг уже можно. Так что – на войне как на войне – пришлось освоить.]

и показала, как что делать. На следующий день я самостоятельно вышла гулять с мини Ф. дальше двора, вот это был глоток свободы! Но в слинге не очень ок носить долго, а зимой, тем более такого мелкого, особо не вытащишь, чтобы размять ножки. Да и вообще ни для чего не вытащишь. Так что хотя поездки в поликлинику стали намного проще, именно гулять дольше часа не рисковала.

Ещё через месяц началась (календарная, но всё же) весна, и мы купили лёгкую трость с раскладывающейся спинкой. Новый глоток свободы! Я могла в любой момент сама спуститься с мини Ф. и коляской, одной рукой разложить её и гулять практически сколько хочу. Во всяком случае, ограничения по времени больше не были связаны с типом перемещения. Доехать до парка, провести там время и вернуться домой было прекрасно. Но между парком и домом есть несколько неплохих магазинов, куда я могла бы заходить по пути. Могла бы, но нет: к ним ведут высокие кованные лестницы без пандусов. В метро и наземном транспорте пока даже не пыталась проехать с коляской (МЦК опробовали, но вместе с Ф.), и я прекрасно понимаю, что если уж вот совсем приспичит – смогу сама добраться с коляской в нужное место, но это место должно быть очень нужное.

То есть, к тому, что почти никуда не смогу сходить без Ф., я была готова, дело житейское. Но к тому, что сначала вообще никуда толком не выйдешь, потом выйдешь (в слинге), но на час-полтора, а потом выйдешь (с коляской), но далеко не все места окажутся доступны, – вот к этому пришлось привыкать.

Ну ничего, скоро мини Ф. дорастёт до рюкзачка, а там раз-раз и уже сам пойдёт, и проблемы с мобильностью будут совсем другие.

Про третий месяц

3

За третий месяц жизни мини Ф. превратился в кругленького улыбчивого жука.

Щёки и ножки теперь приятно толстенькие, и сам мини Ф. стал таким, плотненьким. Особенно в одежде (голый всё-таки больше похож на длинного лягушонка).

Улыбаться мини Ф. готов всегда, если не ест, не плачет, не собирается плакать, не спит и не возмущён тем, что с ним делают. Сначала улыбки доставались даже фартуку, довольно смешно было, подносишь к – и тут же улыбочка. Но очень быстро мини Ф. понял, что с людьми интереснее: сейчас он улыбается всем, кто с ним как-то взаимодействует, включая врачей. Самые сладкие улыбки во весь беззубый ротик и с нежным кокетливым движением ресниц всегда достаются Ф. Что-то очень похожее по уровню радости мини Ф. изобразил при виде родного (давно не виделись) и двоюродного (только познакомились) дедушки. Женская часть семьи получает более спокойные улыбки. Мы с Ф. пришли к выводу, что это он специально задабривает самцов стаи, чтобы не съели. Самки-то всяко малыша не обидят.

Улыбки это ладно, к этому мы уже привыкли. Когда мини Ф. смеётся – вот это класс. Не думала, что слушать смех своего ребёнка это настолько приятно.

Но мини Ф. развивается и в сторону более явного (и громкого) выражения недовольства. И хотя в целом плачет он объективно не много, это с лихвой компенсируется качеством плача. И ещё он научился зыркать! Недобро так (хотя нам чаще всего смешно). Если знать правила, предотвратить это всё можно, и часто удаётся, но проблема в том, что любое правило может быть нарушено в самый (для родителей) неподходящий момент. Более того, правила всё время меняются. Так что иногда я держу на руках маленькую симпатичную (пока не рвануло) пороховую бочку.

***
Теперь мини Ф. часто плачет от того, что хочет спать и не может уснуть. Если не удалось поймать момент, усталость превышает его внутреннюю норму и потом успокоить и помочь уснуть уже гораздо сложнее. И по-прежнему крепче и дольше всего спит на руках. В остальных местах в целом уснуть может, но отчётливо не так сладко. К рукам можно приравнять разве что коляску: в движении и на воздухе обычно и засыпает быстро, и спит отлично.

В коляске, кстати, только спит (или хнычет, что проснулся и хочет есть), а вот в слинге стал засыпать лишь когда уже совсем устал. Основное время изо всех сил глазеет по сторонам, аж ротик иногда приоткрывает.

Мы вообще начали полноценно гулять (ура весне), и когда мини Ф. в моём любимом комбинезоне, торчащие из коляски медвежьи лапки неизменно умиляют прохожих и вызывают интерес у детей.

***
По мини Ф. хорошо видно, какие системы организма запускаются. В этом месяце продолжаются ручки (уже умеет сам тянуться, хватать и запихивать в рот), включились слюни (много слюней!), заработало общение (реально, может довольно долго и с удовольствием болтать) и стало ещё больше звуков. Ноги вот готовятся к релизу, пока умеет только поднимать их вертикально вверх и играть в велосипедиста. Скоро обнаружит, что они его, вот будет веселье.

***
Так везде все пишут, но да, это правда, мини Ф. меняется каждый день. И становится ещё прикольнее, а мы с Ф. – всё больше специалисты по оттенкам его мяуканья и нюансам выражений его лица. И мне это всё нравится.