RSS

Мята вполне женьшень

Отелло

Офигительная постановка. Голоса, музыка, костюмы, декорации — всё просто суперпрекрасно.

Партию Отелло пел Йохан Бота (тенор), сказочный чувак. И образ именно такой, каким представляется Отелло: огромная бесхитростная темнокожая (сам Йохан белый, хотя и родился в Южной Африке) гора. Очень круто пел, и не менее круто играл дикаря, у которого крышу сносит от одной только мысли о том, что любимая жена ему изменила. Он физически мощный, но из-за собственного дикарства беззащитен против примитивных козней, и сам дурак, конечно, но всё равно его жалко.

Сам по себе театр и театральное действо мне не очень доступны (пока что было только одно исключение), но в оперных постановках (как минимум, таких крутых) актёрская игра певцов мне ужасно нравится и не вызывает мучительного чувства неловкости. Мимика, позы, движения — всё было очень в тему. Например, момент, когда раздосадованный тем, что возникла драка, Отелло стоит и тяжело дышит, к нему подходит Дездемона и начинает гладить по голове, а он тут же тает и расплывается в улыбке и, кажется, вот-вот замурлычет от удовольствия — и всё это просто полуминутный эпизод между партиями. Или момент, где Яго несколько раз подряд отвечает на вопрос Отелло теми же словами, которыми вопрос был задан, и Отелло его передразнивает.

Партию хитрого коварного злодея Яго пел Фальк Штрукманн (баритон), очень, очень заслуженный чувак — это видно даже по тому, как именно он открывал при пении рот. У него были крутые арии, длинные и насыщенные. Пожалуй, если судить именно по голосу, он понравился мне даже чуть больше, чем Отелло. А партию Кассио пел совсем молодой тенор Майкл Фабиано.

Дездемону пела Рене Флеминг — невероятное лирическое сопрано. И очень красивая женщина: притом что ей, оказывается, 53 года, выглядит она восхитительно. И играет тоже круто, особенно в конце, где поёт пронзительно печальную арию, когда ждёт Отелло в спальне, уже догадывается, что погибнет, молится и прощается со служанкой. Служанке Эмилии (меццо-сопрано), к сожалению, досталось всего пара реплик в начале и небольшая партия в конце — так мало, что я даже не смогла найти, кто именно пел.

В общем, я пока мало видела опер, но эта — лучшая из того, что видела.