RSS

Мята вполне женьшень

Полгода прогулок

Ровно полгода назад, в начале весны, мини Ф. впервые по-настоящему гулял, и это стало началом совершенно нового этапа нашей жизни.

С декабрьским ребёнком есть свои нюансы, и мне было тяжеловато в первые две зимы, но как только это стало в принципе возможно (вот, весной), сумела отлично организовать наши прогулки. Тот майский день в целом довольно показательный: мы гуляем много часов (особенно после того, как я перестала работать в конце весны), и у нас есть роскошь почти никогда никуда не спешить. То есть, мини Ф. сам рулит прогулкой, показывает ручкой куда его везти, бегает когда хочет и где хочет (с поправкой на безопасность). А когда надо куда-то по делам или ко времени, с ним вполне реально договориться.

Я разрешаю мини Ф. на прогулке практически всё, что не опасно и не мешает другим людям. Он может пачкаться, сидеть и лежать на земле, залезать куда пожелает, подбирать палки и камни, уходить с площадки сразу, как только захочет уйти. Ни жара, ни холод, ни ливни, ни лужи, ни грязь нам не мешали. И вообще оказалось, что если нужно гулять и есть соответствующая (и запасная) одежда, почти никакая погода не «плохая».

В первые прогулки мини Ф. ходил ногами минут по 15-20 за раз, а сейчас он может гулять без коляски несколько часов подряд. За эти полгода он научился качаться на турнике, кататься с разных горок и забираться почти по всем вверх, шустро спускаться и подниматься по ступенькам, лезть вертикально вверх по перекладинам. Ещё сам бегает, раскручивая круглые карусели, и потом запрыгивает и катается. И умеет кататься на всех видах качелей и каруселей (но не часто хочет).

Когда впервые увидел сухой фонтан, опасливо отошёл, но уже минут через 10 носился в полном восторге и промок до нитки. Обычные фонтаны уже не так восхищают, как раньше, а вот большие машины, тракторы, общественный транспорт, огоньки, собаки, коты и белки по-прежнему нежно любимы.

***
За эти полгода мы освоили кучу парков и площадок в радиусе километров 3-х от дома, несколько раз ездили гулять совсем далеко, и в целом стали намного мобильнее. Я уже не могу вспомнить, почему раньше этого не делала, но сейчас мы совершенно спокойно ездим наземным транспортом – если он новый, там даже не нужно просить ничьей помощи. Да и в метро одной оказалось не так уж сложно, а в МЦК вообще везде есть лифты. Правда, однажды пришлось спускаться по трём эскалаторам вниз с коляской, потому что пора было уже ехать, а конкретно на той станции МЦК решили не запускать лифт в эксплуатацию. И хотя я в принципе и это могу сделать сама, почти всегда находятся добрые прохожие обоих полов, которые несут коляску, пока я иду с мини Ф. на руках.

Забавно, что Ф., который всегда помогает мамам с колясками, часто говорит им: «Не бойтесь, у меня самого такой же», потому что многие опасаются и отказываются от помощи незнакомых. И мне однажды именно так слово в слово сказал молодой мужчина, когда надо было поднять по лестнице коляску со спящим мини Ф.

***
В свою первую осень ещё не ходящий мини Ф. категорически не желал гулять в коляске, максимум минут через 20 требовал ехать на ручках и никак иначе, что сильно мешало долгим прогулкам. Зимой наша коляска стояла дома, потому что не особо ездит по снегу, а весной я наловчилась часто обходиться без неё. Но как только мини Ф. стал весить примерно столько же, сколько я набрала за беременность, мне резко стало тяжело его носить. В рюкзачке было не удобно ему, с хипситом – мне, потому разработала целый план по возврату коляски, и он неожиданно сработал практически сразу: мини Ф. нежно полюбил коляску и научился её использовать. Сейчас он прекрасно знает, что коляска – его домик, и что он может бегать как хочет и где хочет, а потом залезть в коляску и отдохнуть. И что когда он решает, что пора идти дальше, надо обязательно вернуться туда, где мы оставили коляску, и взять её с собой.

Коляска у нас всё та же – лёгкая трость, которую купили, когда мини Ф. было пару месяцев, и она по-прежнему офигенно удобная. У неё большой капюшон, который мини Ф. сам опускает, когда ему мешает солнце. И раскладывающаяся спинка – я думала, она уже не особо нам будет нужна, но нет, оказалось, важная деталь. Мини Ф. обожает гулять и регулярно тратит на прогулке всю свою батарейку, потом залезает в коляску и засыпает. А я раскладываю спинку, опускаю капюшон и спокойно везу его домой. И даже могу сама поднять его, не вытаскивая из коляски, на 4-й этаж без лифта.

Ещё у коляски есть подстаканник и сетчатая сумка с карманами, которая крепится липучками, и в которую помещается практически всё нужное: перекус, влажные салфетки, подгузники, запасная одежда, непромокаемая подстилка и антисептик. Если выбирать одежду с карманами (а теперь я почти всегда выбираю её) и не брать с собой много еды, можно ходить налегке безо всяких рюкзаков. И для большей мобильности перестала носить с собой банковские карты и проездной в виде карты – теперь вместо них часы и браслет, оказалось невероятно удобно. В итоге всё ценное всегда у меня, а не в коляске, и это позволяет спокойно оставлять её на площадке, когда надо отойти в соседний магазин без пандуса, или когда мини Ф. хочется побегать где-то недалеко.

А ещё у коляски довольно вместительная корзина, в которой лежат только уличные игрушки. Мини Ф. сам берёт оттуда всё, что хочет, и сам же складывает обратно.

***
У нас введено строгое разделение на уличные и домашние игрушки, и для прогулок есть минимальный набор, который всегда лежит в корзине: несколько металлических машинок, большой пластиковый экскаватор или самосвал, лопатка и формочки для песка, несколько больших животных (мини Ф. любит катать их с горок). Иногда добавляются посуда, маленькие машинки, мыльные пузыри, каталка или цепь из пластиковых колечек. Но самая главная игрушка, которая на прогулке нужна всегда, – это мяч. Как только сошёл снег, мини Ф. научился его пинать, и с тех пор почти ежедневно тренируется в этом важном деле.

***
Пока мини Ф. мирно лежал и даже сидел в коляске, я почти не ходила на детские площадки, и даже думала, что и дальше буду их избегать. Но нет: площадки оказались удобными не только потому что там есть горки или качели, а ещё потому, что обычно они хотя бы формально огорожены и там можно бегать без риска оказаться слишком близко к проезжей части или наступить в собачью какашку.

И то, что площадках часто есть чужие дети, оказалось не так уж страшно. Самые общительные – это пятилетние девочки. Почему-то именно они массово заводили со мной смолл-токи и хотели познакомиться с мини Ф. И ещё дети помладше, которые гуляли относительно сами (родители где-то рядом, но не ходят по пятам), регулярно хотели поиграть или побеседовать именно со мной. Довольно долгое время совсем малыши нами мало интересовались, как и мини Ф. ими, но в какой-то момент он стал замечать чужие игрушки, и я научила его меняться. Сначала всё было отлично, мини Ф. быстро понял что к чему и менялся с удовольствием, но потом постепенно стал ревностно относиться к своей собственности, и меняться перестал – не отдать своё стало важнее, чем поиграть чужим.

Однажды, когда мини Ф. ещё любил меняться, он впервые встретил отказ. Мальчик постарше не впечатлился нашим парком и не захотел отдавать свою чёрную машинку, у которой открывались двери. А мини Ф. очень-очень хотел с ней поиграть. Он мужественно держался (иногда настойчиво протягивая мальчику свой трактор). Но тут мальчика уговорила мама, и заветная машинка оказалась у счастливого мини Ф. А через пару минут мальчик одумался, вернул наше и довольно резко отобрал своё. Мини Ф. был безутешен, потом вроде успокаивался, но снова вспоминал и снова был безутешен. Пришлось звать подкрепление: Ф. примчался, взял на ручки и купил в ближайшем киоске чёрную машинку, у которой открываются двери, даже лучше той.

Вообще я никогда не заставляю мини Ф. ни делиться, ни меняться. Но мне приходится помогать оборонять имущество, на которые регулярно и с разной степенью бесцеремонности покушаются и совсем малыши, и сверстники, и даже дети постарше. С этим нет каких-то особых проблем, чаще всего взрослые сами объясняют своим детям, что нельзя лезть в корзину чужой коляски или молча вырывать из рук чужую машинку. Но мини Ф. теперь, завидя целенаправленно идущего к нему другого ребёнка, сразу крепче сжимает игрушку или подбирает с земли мяч, и перестаёт играть до тех пор, пока видит угрозу.

И вот ещё что поняла: единственное, что меня тревожит, это явная агрессия других детей при отсутствии реакции со стороны сопровождающих их взрослых. А вот дети с ментальными или физическими особенностями не тревожат совершенно. Я бы хотела, чтоб мини Ф. видел их, и имел возможность общаться и дружить с ними. Но мы всего несколько раз за всё время видели таких детей на площадках, и все разы я не решилась познакомиться.

***
Кроме чужих детей на площадке есть ещё чужие взрослые. В целом мне совершенно всё равно, как одеты, сколько весят, что умеют и что делают другие дети на площадке, и какие у них отношения с их родителями. Даже когда шлёпают двухлетку за то, что он ногами разбрасывает песок. Даже когда ругают, высмеивают и обзывают трёхлетку за то, что он не хочет делиться мячом. Даже когда пятилетка гоняет на самокате с чупа-чупсом во рту. Это всё не моё дело, я молча смотрю, как это выглядит, и делаю выводы, как не хочу вести себя со своим ребёнком. Или – как хочу вести, такие примеры тоже видела. При этом регулярно встречаю взрослых, которые считают допустимым сообщить мне, что без шапочки холодно, а в лужах грязная вода. Именно на площадках их не так много, как просто на улице, и они обычно вежливые, но я всё равно каждый раз удивляюсь: ведь эти (любые) родители наверняка сами получают вал непрошенных советов, зачем же они сами так делают.

В итоге не завела особо никаких площадочных знакомств, и более или менее регулярно и охотно общалась только с двумя взрослыми (забавно, что это была Наталья – бабушка Полины чуть старше мини Ф., и Наталья – мама Полины чуть младше). С другой стороны, на прогулке с мелкой ракетой, которая шастает сама по себе, особо ни с кем не поболтаешь и на скамейке не посидишь.

Посмотрим теперь, каковы будут прогулки осенью и зимой, и когда мини Ф. сам захочет играть с другими детьми.