RSS

Мята вполне женьшень

Про восьмой месяц

Мини Ф. – папин зайка.

Мы с Ф. не сторонники идеи, что до эн лет ребёнка мужчине с ним неинтересно и делать нечего. Мини Ф. как в месяц улыбнулся Ф. впервые, так и продолжает всем своим видом и поведением показывать, как сильно ему нравится его папа. И чем дальше, чем очевиднее, что второй взрослый – это очень важная часть жизни младенца.

Мини Ф. хорошо успокаивается на руках у Ф. и вообще с большим удовольствием на них (и не только) сидит. Однажды Ф. спустил мирного мини Ф. с рук, посадил на кровать рядом со мной и вышел из комнаты. Ничего не предвещало, но мини Ф. внезапно зашёлся в самом горьком плаче, что я у него видела. Тут же взяла его на руки – плач и не думал утихать. Примчался Ф., перехватил, и у него на руках мини Ф. так же внезапно – за секунду! – успокоился и даже заулыбался. Какой-то вот был момент, когда жизненно необходимо сидеть на руках у папы. С тех пор – учатся они быстро – протянутые к папе ручки означают, что надо немедленно брать, иначе мини Ф. тут же переходит от недовольного кряхтения к настоящим слезам. Кстати, сам жест «возьми меня на ручки» мини Ф. освоил сравнительно недавно и теперь с удовольствием им пользуется. Это привело к появлении новой игры – «Крошка-картошка»: когда один родитель носит мини Ф. на руках, второй ходит вокруг очень осторожно, потому что если подойти близко, хитрая малявка тянет ручки. И тут уже всё, деваться некуда – надо брать. Забавно, что от меня к Ф. мини Ф. идёт охотно, а от Ф. ко мне иногда явно отказывается идти. Отворачивается и крепче вцепляется в Ф.: нет, мама, иди, мне и тут хорошо. При этом если слышит, что я дома, заставляет Ф. ходить за мной хвостиком, чтобы было удобно рассматривать, что это я такое делаю. А когда сидит на руках у меня, а Ф. в зоне видимости, мини Ф. всё время проверяет, что он никуда не делся. Особенно смешно, когда мы втроём выходим гулять: мини Ф. каждые несколько секунд вскарабкивается по моему плечу, выглядывает, проверяет, что папа по-прежнему спускается по лестнице следом, и довольно вякает на весь подъезд.

Мини Ф. в целом улыбчивый и весёлый, но когда видит папу, он расплывается в особо нежной и восторженной улыбке во все свои два зуба. Даже когда не в духе, занят или плачет, находит в себе силы на короткое движение губ: я тебя вижу, я реагирую, но прости, сейчас другие дела.

Когда проводит с Ф. досуг формата «расслабленно валяемся на кровати», мини Ф. любит исследовать шлёвки на джинсах и – особенно – ремень. Пыхтит сосредоточенно, на зуб пробует, в разные стороны гнёт – отличная штука. Ещё любит – всласть поползав и постояв – доверчиво прильнуть головой к боку или плечу, ужасно трогательно.

Мне многое нравится в моём родительстве, но моменты, когда мои руки свободны, а мини Ф. счастливо воркует с Ф. или смеётся мне с его рук – такие моменты мне особенно нравятся.

***
Игра «Съем малыша» теперь не самая любимая. Самая любимая – игра наоборот под кодовым названием «Спасите, помогите, пощадите». Заключается в том, что мини Ф., раскрыв ротик и с непередаваемо хищным выражением на лице, нападает на меня. Особенно любит нападать на щёки, но волосы, руки и ноги тоже годятся. Я при этом вяло отбиваюсь и сквозь смех пищу: «Спасите! Помогите!», а когда мини Ф. уже совсем напал – «Пощадите!». Чем больше пищу, тем больше он распаляется, хохочет и нападает снова и снова – пока не устанет и не завалится на спинку отдыхать, гордый собой.

Интересно, что когда я пищу или вскрикиваю вне игры с ним, мини Ф. заметно пугается и может даже заплакать. На маму напали, значит он тоже в опасности! А когда напал сам – всё ок. Ещё более интересно, что когда Ф. пищит (ну, как умеет) и приглашает поиграть в эту игру, мини Ф. смотрит с явным недоумением и максимум аккуратно трогает ладошкой его щеку.

***
Мини Ф. уверенно сел, и это очень круто. Я вообще очень ждала только двух этапов младенческого физического развития – когда начнёт хорошо держать голову и когда сядет. Думала, что после этих этапов (в отличие от остальных) с ребёнком станет качественно легче в бытовом плане. Так и оказалось. Теперь мини Ф. поползает, покрутится – и садится. Сидит с прямой спиной, обеими руками держит игрушку и грызёт её, а вид при этом такой деловой, будто всю жизнь так вот сидел, вытянув вперёд ножки.

Но если где-то рядом есть хоть какая опора, мини Ф. всегда встаёт. Может стоять уже довольно долго, держать только одной рукой, даже пытается понемногу шагать. И если из неуверенной сидячей позы он мягко падал вбок на коврик, то теперь вариантов, как можно упасть больно, сильно прибавилось. Не только потому, что выполз на твёрдый пол, – рост уже такой, что вполне можно удариться о стену, если стоять не очень далеко и падать плашмя. Но мини Ф. быстро учится. Падая назад, он прижимает подбородок к груди, чтобы не удариться затылком. И вообще не часто так падает – обычно из положения стоя опускается на коленки или аккуратно садится на попу, выставив ручки, чтобы не завалиться вбок. Хотя первая маленькая шишка и первый маленький синяк уже были.

Пожалуй, это настоящая сложность моего родительства: страховать так, чтобы учился падать безопасно, и одновременно не давать упасть так, чтобы это было по-настоящему опасно.

***
Мини Ф. постепенно взрослеет – дальше видит, лучше понимает звуки. Догадывается, что можно заглянуть за угол, чтобы увидеть родителя, если оттуда слышен его голос или даже только шаги. Научился преследовать – ползти за тем, кто решил от него отдалиться, когда время – по мнению мини Ф. – ещё не пришло. Научился «прыгать» (не отрывая ноги от поверхности) стоя, стоять на носочках и бить раскрытой ладошкой по всем поверхностям.

Ладошки, кстати, стали намного ловчее – мини Ф. уже умеет держать двумя руками разные предметы и довольно точно и аккуратно хватать то, что хочется схватить. Несколько раз заставала его за тем, что он внимательно смотрел на руку, сжимая и разжимая ладонь (биоробот!). Ещё ладони мини Ф. неожиданно стали моими союзниками в вечной борьбе за быстрый и спокойный уход ко сну: если гладить их внутреннюю сторону или тихонько дуть в неё, мини Ф. расслабляется и легче засыпает.

Вдруг оказалось, что повзрослевший мини Ф. стал настороженно относиться к метро. С месяц там не были, до того ему вообще было всё равно, а тут – притих от фонового шума, испугался пришедшего поезда и всю недолгую дорогу был явно напряжён. Хотя на людей смотрел всё равно.

Чем дальше, тем больше мини Ф. нравится смотреть на других людей всех возрастов (а вот животные интересуют даже меньше, чем фонтаны). Смотрит он пристально, с серьёзной мордочкой и широко открытыми голубыми глазами – мало кто из взрослых, перехватив такой взгляд, остаётся равнодушным. Люди тут же начинают улыбаться, многие строят глазки и сюсюкают – изо всех сил добиваются ответной реакции. Но нет, мини Ф. не таков, он молча продолжает смотреть.

Несколько раз такие чужие желающие получить улыбку мини Ф. находились рядом какое-то продолжительное время (остановка автобуса, очередь) и посчитали, что обмен взглядами с ребёнком это повод пообщаться со мной (приходится беседовать вежливо и максимально лаконично) или без разрешения потрогать его руками. Последнее вообще никуда не годится, тем более, что трогать им хочется голые ножки (мини Ф. пока не пугается, и я понимаю, что ножки милые, но блин). Поэтому после пары внезапных атак я всё время внутренне готова пресечь и не подпустить – репетиция перед настоящими атаками посторонних, которых родителю вряд ли можно избежать.

***
Родительство – такая штука, которую правда трудно в полной мере представить, пока не заведёшь собственного ребёнка. И оно необъяснимым образом одновременно и одинаково у всех, и крайне индивидуально. И ещё – радостный и печальный одновременно факт – всё проходит, и многое проходит очень быстро. Мини Ф. ещё совсем малыш, а мы с Ф. уже не раз говорили друг другу: «Вот когда он был совсем маленький…» или «А он уже давно перестал так делать». И по-прежнему удивительно, что было два, а стало три. И что глаза как у меня, а нос как у Ф. Очень крутой опыт.