RSS

Мята вполне женьшень

Воинствующий непрофессионализм

Моя специальность по первому высшему образованию — 2202, «Автоматизированные системы обработки информации и управления». С десятого класса я осознанно облизывалась на эти слова и чуть ли не наизусть знала весь учебный план. Когда пришла подавать документы, обнаружилось, что в выбранном вузе она есть на трёх разных факультетах. Никто не смог внятно объяснить, чем они отличаются, и я выбрала наугад. Как сейчас кажется, выбрала наихудшее.

Физику все четыре семестра отлично преподавала замечательная женщина с кафедры физики. Но вот ни одну из математик не давали должным образом: среди преподавателей не было никого с кафедры математики. Позже, когда читавший интереснейший предмет «Математическое моделирование» на первой же лекции обнаружил, что основная масса группы не в состоянии взять интеграл, он просто махнул рукой. Честно отчитал курс, но не особо старался донести суть, которую без должной базы воспринять было крайне проблематично.

Основной принцип: курсы распределялись между преподавателями кафедры; а они читали то, о чём имели хоть какое-то представление. Особенно явно это стало видно после обоих госэкзаменов: несмотря на то, что вопросы составляли эти же самые преподаватели, там было немало важных тем, которые никак не освещались ни на одной из лекций. А во время сессий не только студенты, но и сами преподаватели путались в названиях предметов и не знали, какие ведомости просить в деканате.

Один, жизнерадостный, рьяно и регулярно кичился тем, что «участвовал в разработке программного обеспечения» каких-то там «Эльбрусов» и дискретную математику читал ещё сносно. Но к огромному сожалению (это было самое жестокое разочарование за все пять с половиной лет учёбы), ему же достались курсы «Операционные системы» и «Системы реального времени». Они должны были быть невероятно интересными, но чувак, видимо, ничего про них не знал. Он решил, что мы будем изучать ассемблер. Два семестра подряд он только давал и принимал задания, иногда что-то объяснял и часто говорил: «Какие есть вопросы? Нет вопросов? Да вы ничего не хотите делать. А раз не хотите, то какой смысл читать вам лекции? Можете идти домой». И не прочитал ни одной полноценной лекции.

Нет, в целом, это было познавательно. Каждому программисту полезно один раз всё сделать ручками. Клёво, когда первый раз пишешь данные напрямую в видеопамять. Интересно — писать несложный драйвер для мыши. Мне нравилось. Но это ведь не значит, что низкоуровневый язык программирования — это всё, что следует знать про операционные системы.

Другой, пожилой, читал курс по базам данных. И основной курс по программированию. К процессу он подходил немного более ответственно, чем остальные, но всё, что мы делали в рамках практики по этому курсу — выполняли в Borland C под DOS (2004 год!) тупые задания вида «отсортировать массив методом Хоара» или «посчитать определитель матрицы». Однажды он задал написать какую-то несложную программу по работе со строками «на любом языке программирования». Большинство написали на Си (кто сам, кто с помощью знакомых), а я и ещё один мальчик — на VBA в среде Word. Я сдавала после него, и стоило огромных усилий убедить преподавателя хотя бы взглянуть на мою работу: он был уверен, что раз мы оба принесли ему вордовский документ, значит, он у нас одинаков, и один списал у второго. Даже слова «макрос» старичок не знал вообще.

Предмет про объектно-ориентированное программирование вёл какой-то аспирант: зачитал стандартное определение из десяти строк, которое есть в любом учебнике, и ничего более существенного сказать не смог. Предмет про векторную графику тоже читал аспирант: на первую лекцию он принёс талмуд и чуть ли не пальцем водил по нему, когда пытался поведать, чем отличается векторная графика от растровой. На зачёте предлагалось нарисовать что-то в CorelDraw. Мне, например, попалось изобразить «пять окружностей друг в друге с расстоянием между ними ровно пять миллиметров».

Это даже не всё, и это даже не самый худший вуз; но я голосую за то, чтоб закрыть его. А мою кафедру — в первую очередь.