RSS

Мята вполне женьшень

Про халяву

Мало что вызывает во мне отвращение сравнимое с тем, какое вызывает халява. Даже слово омерзительно, но на другое не заменить, это – самое точное.

У меня была очень хорошая школа и сносный вуз (и хорошее второе высшее, но там с этим всё было неплохо), и столько лет прошло, а всё равно трудно успокоиться, стоит только начать вспоминать. Почему-то большинство одноклассников и одногруппников считали, что хороший преподаватель – этот тот, кто ставит пятёрочки просто так. Клянчили отметки. Выпрашивали поблажки. «А отпустите нас сегодня пораньше!». «А не задавайте нам задание на дом!» Радовались отменам занятий. Радовались, когда «не учил и пронесло». Бездумно списывали домашние и контрольные.

Фантастическое неумение понять такую простую вещь, которую мне родители объяснили ещё в младшей школе: учишься – для себя. И поразительно спокойное отношение к тому, что для меня всегда было стыдно и унизительно.

Весь выпускной класс школы я готовилась к поступлению и решала тонны задач по физике и математике. Учебник базовый, учебники дополнительные, оба варианта всех контрольных, все варианты, которые нам давали на подготовительных курсах, куда я ходила. А ещё – все варианты других подготовительных курсов, куда ходили некоторые мои одноклассники. И задания от их репетиторов. Потому что все знали, что я всё решаю и всегда прошу ещё, и многие приносили свои задания мне, а потом сдавали там готовые решения. И были счастливы! Халява же.

В вузе одногруппники считали классным преподавателя философии и многие не сами писали свои дипломы, а я всё время чувствовала себя странной, потому что любила начертательную геометрию и лабораторные работы по электротехнике. Печалилась, узнав, что в новом варианте учебного плана убрали предмет «Русский язык и литература». Следила за учебным планом! Огорчалась, когда мне на экзамене не давали побеседовать по теме билета, а просто ставили оценку. Далеко не всегда была рада «автоматам». И всё время фоном ощущала это вот «ура, можно не учиться!». А в сессию каждый вечер слушала, как куча людей высовывалась в окна с открытыми зачётками и кричала: «Халява, ловись!».

Есть ещё всякая другая халява, вне аспекта школьного и академического обучения, но на неё энергии уже не хватает.