RSS

Мята вполне женьшень

Снова бег

Если верить приложению Nike Run Club, ровно 6 лет назад в июне я перестала регулярно бегать, совершенно, кстати, не помню, по какой причине. Но вот, тогда перестала, а теперь снова начала – сразу как только в Москве официально разрешили занятия спортом по утрам. В жизни с маленьким ребёнком и так меньше свободы, чем иногда хочется, а в изоляции её и того меньше, потому возможность провести полчаса наедине с собой, в движении, когда вокруг тепло, пусто и тихо, оказалась классной. Но в этот раз кое-что сделала иначе.

Стала следить не за темпом, а за пульсом. Темп от этого страдает, конечно, ну и ладно. Зато не нужно, как раньше, искать какие-то гаджеты отдельно для измерения пульса, iWatch всё умеют (и это кайф, обожаю их).

Стала ставить целью всегда только время, и стараться бежать равномерно, без ускорений и замедлений. Никаких проблем с самочувствием и дискомфорта нет, ну и не хочу, чтобы они появились из-за раньше времени повышенной скорости.

Стала придерживаться чёткого плана и вписала пробежки в распорядок дня. Это вынужденно – полноценно работать с трёхлеткой из дома то ещё развлечение, и все занятия требуют чёткого планирования. Но зато хорошо работает – если сегодня не встану в 6, чтобы побегать, следующий шанс будет через 2 дня, это неплохо мотивирует.

Стала всегда делать разминку, заминку и немного идти быстрым шагом до и после собственно бега. Тут немного разочаровал Nike Training Club, у которого почему-то нет разнообразных разминок и заминок для бегунов. Парочка тех, что ищутся поиском, уже надоели и местами неудобны (упор руками в землю – так себе удовольствие). Надо будет искать что-то другое.

Стала принимать холодный душ после. Это вышло случайно, вообще я не люблю холодный душ, но рано утром надо ждать какое-то время, пока вода в кране прогреется, а в душ охота – потому не стала ждать, и получилось очень приятно. Такое как надо завершение.

Но кое-что осталось по-старому. Беговую одежду и обувь я аккуратно возила с собой всё это время (4 переезда!), хотя даже не доставала из пакетов. И вот, пригодилось. Не пришлось спешно что-то искать и покупать онлайн без примерок – оделась и вышла. И по-прежнему не хочется возвращаться на беговую дорожку – бег как свободное движение с ветром и пением птиц мне нравится гораздо больше, чем формальная физическая нагрузка в помещении. Видимо, на время снега и льда сезон придётся закрывать, но и ладно – впереди пока почти всё лето.

Nikon Coolpix P1000

Последние пять лет – и, собственно, всё время осознанной охоты на птиц – моим верным боевым товарищем был Nikon Coolpix P600 – лёгкий, компактный и с 60-кратным оптическим зумом. Он отличный и наверняка служил бы ещё столько же, но три недели назад я случайно узнала, что в этой линейке уже довольно давно вышел P1000 – и оптический зум у него 125 (!). Я сама ещё немного сомневалась, но Ф., который подарил мне P600 и подал идею охоты с балкона, был настроен решительно, на следующий же день притащил мне большую коробку – и охота вышла на новый уровень.

P1000 взрослый: почти в 3 раза тяжелее и заметно больше по размерам, выглядит весьма внушительно (и больше обращает на себя внимание). Но он потрясающе эргономичен – ощущения такие, будто он лишь немного тяжелее. В руках сидит как влитой. Снимаю с двух рук (но и раньше так делала), на шее ношу с поддержкой рукой, иначе не удобно – но не из-за тяжести, а потому что объектив перевешивает. Но руки не устают, за пару часов охоты точно, уже проверила. И его зум – это просто фантастика. Я теперь могу наводиться на звук! Раньше если глаз не видит вообще ничего, то и 60-кратный зум не помогал, а теперь можно искать птицу даже совсем где-то наверху среди листьев, если её хорошо слышно – и кадры получаются. А уж если птица где-то недалеко и свет хороший, получается вообще чудесно.

Привыкла к нему сразу же, а полюбила ещё быстрее. Теперь надо купить удобную сумку и вторую батарейку – и можно идти в поля.

Охота в изоляции

Удивительно, но фотоохота на птиц оказалась идеальным хобби для изоляции. 4 апреля я впервые вышла на балкон с фотоаппаратом и с тех пор поймала оттуда уже кучу птиц, в том числе одну новую. Даже немного жаль, что раньше мне не приходила в голову идея так охотиться.

На балкон удобно выходить даже на десять минут между делом, можно пить там утренний или уже даже вечерний кофе. Можно сидеть и упираться локтями в подоконник для большей устойчивости. Оказалось, что охота с балкона даже открывает новые возможности: непривычные ракурсы и вид сверху на птиц. Так как точка съёмки всегда одна и та же, стало удобно наблюдать за гнёздами – да и вообще их стало проще обнаруживать. Даже фон оказался на удивление разнообразным – ничуть не хуже, чем при охоте в парке.

Но есть, конечно, и неудобства: с балкона ограниченное число локаций, где реально кого-то поймать, и угол обзора поменять можно лишь незначительно. Нельзя обойти дерево или повернуться спиной к солнцу – и так ограниченные зоны съёмки зависят от времени дня и наличия туч. А когда появились листья, обзор резко стал ощутимо хуже – приходилось ловить порывы ветра, чтобы снять птенцов в присмотренном гнезде. Вообще большой и основной минус – это невозможность ходить. Не только потому, что гулять по парку приятнее, чем неподвижно стоять на балконе – но и потому, что нельзя охотиться – увидеть или услышать птицу и пойти за ней.

Но изоляция оказалась временем поиска новых возможностей, и я стала брать фотоаппарат даже для того, чтобы вынести мусор (собственно, крайне редко выходила зачем-то ещё). И стала выходить охотиться во дворе – раньше почти не делала это специально, только если по пути в парк или из парка. И оказалось, что в моём довольно обычном, хоть и зелёном, дворе, есть удивительно много разнообразных мест для настоящей охоты. Есть солнечные полянки с высокой травой, тенистые холмы, огромная почти никогда не высыхающая лужа, большой не асфальтированный пустырь, кирпичные здания с гнёздами под крышей, несколько сухих деревьев, живописные заросли у забора. Мне даже кажется, что у разных птиц разные любимые места – воробьёв, зяблика, щеглов и серую мухоловку я всегда встречала примерно в одних и тех же зонах.

В итоге за время охоты я поймала всех птиц, о которых уже знала, что их можно встретить (кроме снегиря): полевого воробья, голубя, ворону, рябинника, трясогузку, зяблика, щегла, скворца, большую синицу, лазоревку и зеленушку. Ещё впервые во дворе увидела серую мухоловку – до того встречала её в парках и всего пару раз. И – новая птица – чёрный стриж. Оказалось, что они живут прямо во дворе, и постоянно кружат перед моим балконом. Хорошо сфотографировать их в полёте невероятно сложно, а пока я догадалась караулить у домиков, чтобы снять, как они кормят птенцов (и, значит, не двигаются с бешеной скоростью где-то высоко), они кормить перестали. Буквально на день опоздала – но зато теперь есть план на следующую весну.

Лего-жизнь

На днях мини Ф. построил лего-дом – огромная кухня, две комнаты, санузел, балкон, всё круто сам придумал и сделал. Даже машина есть, и гараж для неё. На кухне шкаф с едой и большой стол, в спальне три кроватки и «место для работы» (стол и кубик с нарисованной кассой в роли компьютера). Построил, выбрал из лего-человечков маму, папу и ребёнка, и стал играть в семью – нашу семью.

Лего-папа (строитель в оранжевой каске) ходил на балкон курить.

– А как папа курит?
– Куль-куль-куль!

Мини Ф. (смуглая девочка с бантиками) сидел у себя в кроватке и терпеливо ждал, пока папа вернётся и покажет мультики. Ну, как «терпеливо» – раз в пять секунд спрашивал, скоро ли уже.

Потом в гости пришли бабушка с дедушкой (пилоты в жёлтых шлемах с микрофонами), пообедали и кофе выпили, мини Ф. им из кофейника подливал.

Потом пришла двоюродная банда в полном составе, погуляли вместе, и тоже на кухню пришли поесть.

Потом лего-мама (такой же строитель в оранжевой каске, но мини Ф. их как-то умудрялся не путать) села за рабочее место и сказала: «Теперь моя очередь работать. Коллеги, привет! Как дела?»

Потом мини Ф. упал и плакал, а лего-мама и лего-папа по очереди (кто ближе был) бросались его жалеть и носить на ручках. Раз двадцать так падал, но всё обошлось, жалели исправно.

Вечером уже сижу в спальне, мини Ф. сам играет в другой комнате, и тут вдруг как закричит: «Мама!». Я: «Что?» Мини Ф.: «Это я не тебе!». Это лего-ребёнок звал свою лего-маму.

2019

Про адаптацию

2 сентября мини Ф. пошёл в сад сразу в младшую группу, и адаптация была сложная и долгая. Долгая у него, а сложная – у меня.

Группу кратковременного пребывания – это 4 часа в день – нам давали, но в год и 8 было очевидно рано, а с «развивающими занятиями» у нас долго не складывалось, мини Ф. категорически отказывался даже пробовать. Но нам повезло в (как сейчас понимаю) довольно среднем и не особо тру-монтессори клубе попасть на по-настоящему классного воспитателя. Она очень внятно и хорошо поговорила со мной о том, чего я жду от занятий и, главное, расположила к себе мини Ф. – уже на втором занятии я смогла уйти на полчаса, а с третьего он сам радостно побежал заниматься, едва махнув мне рукой. К сожалению, летом она была в отпуске, потому мы отходили всего 5 занятий и больше в этот клуб не вернулись, всё лето ездили гулять с двоюродной бандой. Но этот опыт сильно уменьшил моё волнение по поводу того, что ребёнку без опыта ГКП и занятий будет трудно привыкнуть к саду – стало ясно, что если повезёт с воспитателем, то всё будет хорошо.

И вот я тщательно изучила «Положение об адаптации», которое мне прислали вместе с договором, и стала готовиться. Первым (неприятным) сюрпризом стало то, что положение это, где всё было написано крайне разумно и хорошо, не имеет никакого отношения к тому, как всё происходит на самом деле. Никакой построенной системы по адаптации не существовало. Просто надо было прийти и оставить ребёнка в незнакомом месте. Ну, если сильно будет плакать, мы вам позвоним. Довольно долго я не могла понять, почему они называют это «мы за мягкую адаптацию» – я-то собиралась неделю быть в саду с мини Ф., чтоб он привык и понял, что там безопасно. Собственно, я это и сделала – неделю никуда не уходила, сидела в коридоре, игнорировала все «пока вы тут, он никогда не привыкнет», познакомилась с охранницей, медсестрой и старшим воспитателем. Уже потом я поняла: эта «мягкая адаптация» означала, что никто не торопит увеличивать количество часов – воспитатели сами просили родителей забирать ребёнка через час-два-три и не позже. А когда видели, что время пришло, говорили, что вот сегодня можно и подольше. А для родителей, которые не уходили, не было никакой помощи, хотя бы в виде внятных правил. Система заточена на то, что родителей в коридоре нет. Но я ушла только на второй неделе – когда увидела, что моё присутствие и правда уже не нужно. Мини Ф. стало интересно, он хотел зайти в группу, поиграть и поесть яблока, но я была рядом – и в понедельник он плакал и просил, чтоб я пошла с ним, а во вторник всё время выбегал ко мне поделиться впечатлениями. Поэтому в среду я ушла на 1,5 часа. И всё прошло отлично – мини Ф. поплакал, позволил себя успокоить, поиграл, поел и вышел ко мне весёлый.

Вторым (ещё более неприятным) сюрпризом стало очевидное системное отношение к воспитателю как к функции. То есть, вот вам услуга «присмотр и уход», оставляйте ребёнка, мы присмотрим, и какая разница, кто именно будет присматривать. В нашем саду на 2 младшие группы выделено 2 помощника воспитателя и 3 воспитателя. И вот по неведомой мне причине кто-то решил, что это хорошая идея, чтоб воспитатели в младшей группе в период адаптации менялись каждый день. На мой взгляд, трудно придумать идею хуже. Я даже спросила старшего воспитателя, нельзя ли это поменять и не заставлять детей привыкать сразу к трём незнакомым людям, которые всё время меняются. Не знаю, сыграло ли это роль, но через пару дней за каждой группой закрепили одного воспитателя, и теперь 1-2 раза в неделю у нас вторая воспитательница, а все остальные дни – наша основная. Та из трёх, что понравилась нам с мини Ф. больше всех. Но система никуда не делась – однажды утром мы приходим, а в группе сидит незнакомая женщина, которая вместо приветствия говорит мне: «Фамилия?». Мини Ф. уже пошёл мыть руки, на него она даже не взглянула, а на мой вопрос ответила, что временно замещает. Не знаю, как это могло помешать ей поздороваться и представиться, чтобы ребёнок, который будет вынужден провести с ней весь день, понял что происходит и хотя бы знал её имя.

Ещё одним сюрпризом оказались другие родители. Это было намного хуже, чем они же на площадках, потому что нельзя уйти — надо сидеть и слушать, как рыдающую из-за расставания с родителем трёхлетку ругают за слёзы. Или смотреть, как родитель игнорирует рекомендации воспитателей и раз за разом уходит из сада незаметно от ребёнка. Или слушать рассуждения о том, что прививка от гриппа это ерунда, но вот тот мальчик сейчас кашлянул, да что ж это такое, пусть дома с кашлем сидит. Или видеть как детей бьют — да, прямо в саду при свидетелях.

Мне пришлось смириться и с этими сюрпризами, и со всем остальным: в еде много сахара, бегать и прыгать нельзя, одежду заставляют беречь, шапку надо надевать всегда, на горку лезть нельзя, весь день с мини Ф. проводят чужие взрослые со своими установками. Первые дни были сложными, но чем дальше, тем мне было легче (и очень хотелось на работу). С едой смириться было проще всего — пахнет в саду всегда вкусно, и еда разнообразнее, чем я готова обеспечить ежедневно дома, есть никого не заставляют, и мини Ф. едой вполне доволен. Про шапку я договорилась написать заявление, чтобы воспитателей не ругали на нарушение регламента. Движение хотела компенсировать прогулками после сада, но мини Ф. сам отказывался от них — хотел скорее попасть домой и поиграть в свои игрушки. Мы много разговаривали о том, почему в саду так всё устроено, и по ощущению мини Ф. спокойно принял, что с нами дома и с воспитателями в саду правила разные. Зато в саду удобные стульчики и адекватные занятия, времени для свободной игры достаточно много, есть другие дети и – главная радость и облегчение – хорошие и достаточно адекватные наша воспитательница и её помощница.

И как только я приняла новую реальность, стало ясно, что всё хорошо и адаптацию мини Ф. переносит легко. Мы увеличивали время постепенно – вот тут наконец-то подход воспитателей помогал – и уже на третьей неделе мини Ф. стал оставаться на сон. Он плакал в саду и говорил, что ему там грустно и скучно, почти не разговаривал ни с кем, но встречал меня всегда довольный и радостный, и очень быстро принял правила сборов по утрам. Так что я вышла на работу уже 1 октября, но прошло ещё больше месяца до того момента, как мини Ф. впервые сказал, что не плакал днём, а воспитатели рассказали, что он стал с ними болтать и сам одеваться. И только к началу декабря появились регулярные рассказы о том, с кем и как он вместе играл. И вот сейчас стало можно сказать, что адаптация завершилась.

Первый пирог

Итак, первый пирог!

Летом мои родители подарили нам три льняных фартука, и однажды вечером время пришло: мы открыли книгу про Кастора и испекли пирог по его рецепту. Мини Ф. честно участвовал на всех этапах, и был невероятно горд и доволен. Конечно, у такого процесса есть нюансы – всё было в муке и во время работы с миксером мы с Ф. страховали в четыре руки, но зато сахар в миске был перемешан очень тщательно. Пирог получился ровно как на картинке, и на удивление вкусный.

На следующий день мини Ф., вдохновлённый успехом, освоил выпечку печенья. Теперь заживём!

Накануне

У мини Ф. не очень много одежды и обуви – ровно столько, чтобы было удобно и комфортно с нашими бытовыми условиями и образом жизни. И этом сезоне всего надо меньше, особенно обуви –

[Этим летом мини Ф. ходил по лужам изредка по настроению, а прошлым – постоянно. Потому год назад были кеды, кроксы и две пары кожаных сандалий – как раз подходящий набор для того, чтобы мини Ф. ходил по лужам в любой обуви когда и сколько хотел.]

только кроссовки и мягкие быстросохнущие сандалии. Мини Ф. их очень любит,

[Надо было видеть, как он обиделся на незнакомого врача, которая во время планового осмотра вздумала рассказывать, что такую обувь носить нельзя, а нужны супинатор и жёсткий задник.]

и они же планируются как обувь для сада. Ни одной вещи специально для сада пока не покупала, потому что цвет чешек, футболки и шорт для занятий внятно скажут позже, а остальное всё есть. Ну, разве что пижаму ещё вместе выберем именно для сна в саду.

И вот, для того, чтобы подготовиться к саду, я отнесла медкарту, написала список вопросов, купила пару детских книжек на тему, прочитала пару взрослых, рассказала мини Ф. как называется его сад, зачем он нужен и что там будет, и – сегодня вечером – вымыла сандалии.

К 10 утра должны высохнуть.

Лето в городе

Бобёр Кастор

«У Кастора в мастерской», «Шьём вместе с Кастором», «Кастор печёт пирог», «Огород Кастора», «Кастор и краски», «Кастор чинит велосипед», Ларс Клинтинг. У бобра Кастора есть сарай, большая кухня, столярная и портяжная мастерские, и он всё время что-то в них делает. Сюжеты в каждой книге простые: Кастор шьёт фартук, делает ящик для инструментов, красит шкафчик. Формат классический для детских книг: на большую иллюстрацию – небольшой абзац или даже одна фраза. Но какие это иллюстрации! Работа бобра нарисована огромной любовью к процессу и техническим деталям. «Взрослые» вещи нарисованы точно с той степенью реалистичности, которая понятна ребёнку. Бороздки на ручке лобзика, пятна краски на бумаге, которой застелен стол, пыль от муки, которую высыпают в миску, заточенная палочка с отметкой, чтобы положить фасолины на нужную глубину – чистый восторг. Каждая книга – как маленький справочник для самых маленьких: как перевернуть готовый пирог, зачем стирать ткань перед шитьём, как найти прокол в велосипедной камере, как и зачем делать намётку и грунтовку, как получить зелёный цвет, зачем нужно подкладывать палочки, когда красишь, почему ниппели лучше сложить в отдельный ящичек (да, ниппели тоже детально прорисованы!). И в конце некоторых книг есть ещё настоящий справочный раздел с практическими советами, выкройкой фартука, схемой ящика для инструментов и рецептом пирога.

Книги написаны в 1995-1996 годах (только про велосипед позже, в 2004), забавно видеть в них утюг, миксер и швейную машинку точь-в-точь как были в моём детстве. Но в остальном они ни капли не устарели. И явно из тех книг, что остаются любимыми надолго. Мини Ф. ещё не дорос до полноценного участия в столярном деле или до швейной машинки, и пока его больше впечатляют страницы, где Кастор уколол палец иголкой или где после рабочего дня пьёт чай с булочками. Но печь пирог вместе уже вполне реально. Или вот растения, Ф. почитал про фасоль и внезапно (великая сила литературы!) притащил в дом первые растения, а мини Ф. честно помогал пересаживать, и был счастлив. Теперь вместе с Ф. поливают горшочки, очень довольные собой. Ну и ещё мини Ф. стал играть в «тут моя мастерская, я буду чинить» со своим набором игрушечных инструментов, и лего-цветочки сажал в лего-ящики.

«Кастор и Фриппе» – в отличие от остальных книг серии она не про какой-то процесс, а про то, как бобрёнок Фриппе занял мастерскую Кастора и помогал чинить сломанное. Помогал как мог, с большой долей инженерной смекалки, и рисунки такие же классные, так что без неё серия явно неполная была бы.

Три книги нам посоветовали в районной библиотеке, и это был лучший совет года. На следущий же день мы купили себе всю серию (другие книги автора на русском не издавались, дико жаль). Больше недели мини Ф. желал читать только про Кастора, я сама получаю от книг огромное удовольствие, ну и надо было видеть как зажглись глаза у Ф., когда он однажды приходит домой с работы, а мы читаем книгу, где разворот с десятком отлично нарисованных и подписанных столярных инструментов. Одни из лучших детских книг на возраст 2+, что у нас есть.