RSS

Мята вполне женьшень

Про восьмой месяц

Мини Ф. – папин зайка.

Мы с Ф. не сторонники идеи, что до эн лет ребёнка мужчине с ним неинтересно и делать нечего. Мини Ф. как в месяц улыбнулся Ф. впервые, так и продолжает всем своим видом и поведением показывать, как сильно ему нравится его папа. И чем дальше, чем очевиднее, что второй взрослый – это очень важная часть жизни младенца.

Мини Ф. хорошо успокаивается на руках у Ф. и вообще с большим удовольствием на них (и не только) сидит. Однажды Ф. спустил мирного мини Ф. с рук, посадил на кровать рядом со мной и вышел из комнаты. Ничего не предвещало, но мини Ф. внезапно зашёлся в самом горьком плаче, что я у него видела. Тут же взяла его на руки – плач и не думал утихать. Примчался Ф., перехватил, и у него на руках мини Ф. так же внезапно – за секунду! – успокоился и даже заулыбался. Какой-то вот был момент, когда жизненно необходимо сидеть на руках у папы. С тех пор – учатся они быстро – протянутые к папе ручки означают, что надо немедленно брать, иначе мини Ф. тут же переходит от недовольного кряхтения к настоящим слезам. Кстати, сам жест «возьми меня на ручки» мини Ф. освоил сравнительно недавно и теперь с удовольствием им пользуется. Это привело к появлении новой игры – «Крошка-картошка»: когда один родитель носит мини Ф. на руках, второй ходит вокруг очень осторожно, потому что если подойти близко, хитрая малявка тянет ручки. И тут уже всё, деваться некуда – надо брать. Забавно, что от меня к Ф. мини Ф. идёт охотно, а от Ф. ко мне иногда явно отказывается идти. Отворачивается и крепче вцепляется в Ф.: нет, мама, иди, мне и тут хорошо. При этом если слышит, что я дома, заставляет Ф. ходить за мной хвостиком, чтобы было удобно рассматривать, что это я такое делаю. А когда сидит на руках у меня, а Ф. в зоне видимости, мини Ф. всё время проверяет, что он никуда не делся. Особенно смешно, когда мы втроём выходим гулять: мини Ф. каждые несколько секунд вскарабкивается по моему плечу, выглядывает, проверяет, что папа по-прежнему спускается по лестнице следом, и довольно вякает на весь подъезд.

Мини Ф. в целом улыбчивый и весёлый, но когда видит папу, он расплывается в особо нежной и восторженной улыбке во все свои два зуба. Даже когда не в духе, занят или плачет, находит в себе силы на короткое движение губ: я тебя вижу, я реагирую, но прости, сейчас другие дела.

Когда проводит с Ф. досуг формата «расслабленно валяемся на кровати», мини Ф. любит исследовать шлёвки на джинсах и – особенно – ремень. Пыхтит сосредоточенно, на зуб пробует, в разные стороны гнёт – отличная штука. Ещё любит – всласть поползав и постояв – доверчиво прильнуть головой к боку или плечу, ужасно трогательно.

Мне многое нравится в моём родительстве, но моменты, когда мои руки свободны, а мини Ф. счастливо воркует с Ф. или смеётся мне с его рук – такие моменты мне особенно нравятся.

***
Игра «Съем малыша» теперь не самая любимая. Самая любимая – игра наоборот под кодовым названием «Спасите, помогите, пощадите». Заключается в том, что мини Ф., раскрыв ротик и с непередаваемо хищным выражением на лице, нападает на меня. Особенно любит нападать на щёки, но волосы, руки и ноги тоже годятся. Я при этом вяло отбиваюсь и сквозь смех пищу: «Спасите! Помогите!», а когда мини Ф. уже совсем напал – «Пощадите!». Чем больше пищу, тем больше он распаляется, хохочет и нападает снова и снова – пока не устанет и не завалится на спинку отдыхать, гордый собой.

Интересно, что когда я пищу или вскрикиваю вне игры с ним, мини Ф. заметно пугается и может даже заплакать. На маму напали, значит он тоже в опасности! А когда напал сам – всё ок. Ещё более интересно, что когда Ф. пищит (ну, как умеет) и приглашает поиграть в эту игру, мини Ф. смотрит с явным недоумением и максимум аккуратно трогает ладошкой его щеку.

***
Мини Ф. уверенно сел, и это очень круто. Я вообще очень ждала только двух этапов младенческого физического развития – когда начнёт хорошо держать голову и когда сядет. Думала, что после этих этапов (в отличие от остальных) с ребёнком станет качественно легче в бытовом плане. Так и оказалось. Теперь мини Ф. поползает, покрутится – и садится. Сидит с прямой спиной, обеими руками держит игрушку и грызёт её, а вид при этом такой деловой, будто всю жизнь так вот сидел, вытянув вперёд ножки.

Но если где-то рядом есть хоть какая опора, мини Ф. всегда встаёт. Может стоять уже довольно долго, держать только одной рукой, даже пытается понемногу шагать. И если из неуверенной сидячей позы он мягко падал вбок на коврик, то теперь вариантов, как можно упасть больно, сильно прибавилось. Не только потому, что выполз на твёрдый пол, – рост уже такой, что вполне можно удариться о стену, если стоять не очень далеко и падать плашмя. Но мини Ф. быстро учится. Падая назад, он прижимает подбородок к груди, чтобы не удариться затылком. И вообще не часто так падает – обычно из положения стоя опускается на коленки или аккуратно садится на попу, выставив ручки, чтобы не завалиться вбок. Хотя первая маленькая шишка и первый маленький синяк уже были.

Пожалуй, это настоящая сложность моего родительства: страховать так, чтобы учился падать безопасно, и одновременно не давать упасть так, чтобы это было по-настоящему опасно.

***
Мини Ф. постепенно взрослеет – дальше видит, лучше понимает звуки. Догадывается, что можно заглянуть за угол, чтобы увидеть родителя, если оттуда слышен его голос или даже только шаги. Научился преследовать – ползти за тем, кто решил от него отдалиться, когда время – по мнению мини Ф. – ещё не пришло. Научился «прыгать» (не отрывая ноги от поверхности) стоя, стоять на носочках и бить раскрытой ладошкой по всем поверхностям.

Ладошки, кстати, стали намного ловчее – мини Ф. уже умеет держать двумя руками разные предметы и довольно точно и аккуратно хватать то, что хочется схватить. Несколько раз заставала его за тем, что он внимательно смотрел на руку, сжимая и разжимая ладонь (биоробот!). Ещё ладони мини Ф. неожиданно стали моими союзниками в вечной борьбе за быстрый и спокойный уход ко сну: если гладить их внутреннюю сторону или тихонько дуть в неё, мини Ф. расслабляется и легче засыпает.

Вдруг оказалось, что повзрослевший мини Ф. стал настороженно относиться к метро. С месяц там не были, до того ему вообще было всё равно, а тут – притих от фонового шума, испугался пришедшего поезда и всю недолгую дорогу был явно напряжён. Хотя на людей смотрел всё равно.

Чем дальше, тем больше мини Ф. нравится смотреть на других людей всех возрастов (а вот животные интересуют даже меньше, чем фонтаны). Смотрит он пристально, с серьёзной мордочкой и широко открытыми голубыми глазами – мало кто из взрослых, перехватив такой взгляд, остаётся равнодушным. Люди тут же начинают улыбаться, многие строят глазки и сюсюкают – изо всех сил добиваются ответной реакции. Но нет, мини Ф. не таков, он молча продолжает смотреть.

Несколько раз такие чужие желающие получить улыбку мини Ф. находились рядом какое-то продолжительное время (остановка автобуса, очередь) и посчитали, что обмен взглядами с ребёнком это повод пообщаться со мной (приходится беседовать вежливо и максимально лаконично) или без разрешения потрогать его руками. Последнее вообще никуда не годится, тем более, что трогать им хочется голые ножки (мини Ф. пока не пугается, и я понимаю, что ножки милые, но блин). Поэтому после пары внезапных атак я всё время внутренне готова пресечь и не подпустить – репетиция перед настоящими атаками посторонних, которых родителю вряд ли можно избежать.

***
Родительство – такая штука, которую правда трудно в полной мере представить, пока не заведёшь собственного ребёнка. И оно необъяснимым образом одновременно и одинаково у всех, и крайне индивидуально. И ещё – радостный и печальный одновременно факт – всё проходит, и многое проходит очень быстро. Мини Ф. ещё совсем малыш, а мы с Ф. уже не раз говорили друг другу: «Вот когда он был совсем маленький…» или «А он уже давно перестал так делать». И по-прежнему удивительно, что было два, а стало три. И что глаза как у меня, а нос как у Ф. Очень крутой опыт.

Про седьмой месяц

Вдруг стало ясно, что мини Ф. – котёнок.

Впервые он мяукнул ещё до того, как нас перевели в послеродовую палату, и потом ещё иногда мяукал, но до полугода больше ничем свою котёночью сущность не проявлял. А теперь он царапается как котёнок, потягивается сонный как котёнок и спит на боку, вытянув все четыре лапки. Трогает нас с Ф. сжимая и разжимая ладонь, как делают коты (только когти не выпускает). Играя, переворачивается на спинку, ловит нападающую руку и кусает её. Стоя на четвереньках, вытягивает руку, чтобы взять желаемое, или потрогать интересующее, или поскрести изголовье кровати. Любит карабкаться на стоящего или лежащего взрослого. Любит, когда его гладят и носят на ручках. Пытается схватить струю воды!

Мы ввели прикорм, кормит всегда Ф., а я держу мини Ф. на руках и смотрю, как он розовым языком слизывает с ложки овощное пюре (цветная капуста самая вкусная, брокколи – гадость). А когда Ф. медлит, мини Ф. подгоняет его порыкиванием.

Играет мини Ф. тоже как котёнок. Известно, что лучшие игрушки младенцев – это не игрушки. Причём он чётко знает разницу: помытый и отданный в качестве игрушки тапок вообще не котируется по сравнению с точно таким же, но настоящим, который используют по назначению. Так что мини Ф. обожает силиконовые формочки и ложки, тюбики от крема, пластиковые бутылки и полиэтиленовые пакеты: он на них нападет и грызёт, придерживая всеми конечностями. Однажды в распоряжении мини Ф. оказалась большая (размером с него) пачка подгузников, и больше получаса (рекорд!), он не обращал внимания больше ни на что вокруг. Он бросался на врага, царапал его, кусал, наваливался всем телом, рычал и победно повизгивал.

А вот что мини Ф. умеет в отличие от котёнка – дудеть. Он берёт полые игрушки или мою бутылочку для воды с широким горлышком и с большим удовольствием туда дудит. И ещё стучать предметами по полу. Когда мини Ф. первый раз сам выполз в гостиную, дополз до столика и сбросил с него коробку со своими игрушками, он, очень довольный собой, сел среди них и стал по очереди стучать ими по полу (обычно он играет на коврике, который мягкий и гасит звуки).

Безудержное хищное и весёлое любопытство, свойственное детёнышу животного, – вот что переполняет мини Ф., когда он бодрствует.

***
Энергии у мини Ф. какое-то невозможное для его размера количество – он реально маленькая неутомимая боевая единица. Теперь он часто набирается сил раньше, чем засыпает: устанет, полежит тихонько на спине, ножки потрогает, а потом снова переворот на животик и вперёд. Засыпает только когда батарейка полностью разрядится.

Обычно мини Ф. хватает всё, до чего может достать, крепко и сильно (особенно страдают уши Ф. и мои волосы). Но в моменты отдыха он становится расслабленным и спокойным. Несколько раз, когда мы втроём валялись на кровати, мини Ф., поворачиваясь от меня к Ф. и обратно, по очереди трогал наши подбородки, очень аккуратно и вдумчиво. Сравнивал.

Мини Ф. чётко понимает, когда он на своей территории, а когда нет. Дома веселится, буянит и издаёт кучу звуков, а на улице в целом смирный и максимум одобрительно гудит машинам и автобусам. Гулять по-прежнему любит, но перестал засыпать в коляске – можно сказать, врага частично победил. Едет сколько может, потом перебирается на ручки или в рюкзак, оттуда глазеет (сколько хватит сил и ещё пару минут) и тогда только засыпает. Зато появился новый враг, даже два: носочки.

***
Важный этап: мини Ф. стал вертикальным (+100 к умильности). Сначала он научился ползти с помощью коленок (пока не на настоящих четвереньках) и сидеть (пока с опорой на одну руку). Потом стал постепенно выпрямлять ножки, опираясь руками на лежачую меня и согнувшись в пояснице. Качался при этом как тростинка на ветру. Но постепенно (сотни минут упорных тренировок) окреп и стал уверенно стоять. Момент, когда он первый раз по-настоящему выпрямился весь, наступил когда мини Ф. заметил прозрачную упаковку с ковриком, которую я поставила между стеной и его кроваткой. Непонятную яркую штуку надо было немедленно добыть, поэтому мини Ф. в пылу охоты забыл обо всём – и уверенно и надолго встал, держась руками за батарею.

Второй важный этап: у мини Ф. вылезло два нижних резца. Такие маленькие ярко-белые пилочки. С ними улыбка стала ещё милее – ещё +100, хотя казалось бы, куда уж. И судя по океану слюней и тому, что мини Ф. всё время пальцами трогает верхнюю десну, скоро ещё два резца выйдут.

***
Мини Ф. окончательно решил, что мы с Ф. его взрослые, а остальные – нет. Даже бабушке улыбается через какое-то время, как привыкнет. Чужим перестал улыбаться вообще, только рассматривает из безопасного (на мне или рядом со мной) места. Зато нам с Ф. доверяет безоговорочно и полностью.

Когда мини Ф. просыпается ночью и чует, что меня нет рядом, он широко раскрывает глаза и тревожно всматривается в темноту. Потом обнаруживает, что рядом Ф., утыкается в него и сладко засыпает.

Восемьдесят девятый

Чуваки и человек. Выпуск 89

Десять птиц

Однажды Ф. принёс мне в подарок десять птиц. Они – пряники. Вкусные, очень красивые и нарисованы с большим вниманием к деталям.

Большая синица, жёлтая трясогузка, зарянка, полевой воробей, лазоревка, зеленушка, снегирь, белая трясогузка, зяблик, поползень.

Первым съела снегиря, его единственного пока нет в моём списке.

Про шестой месяц

mini-f-6

Мини Ф. полгода и он – любопытный бандит.

Мне всё время кажется, что нельзя ещё более жадно глазеть по сторонам, но постоянно оказывается, что можно. Мини Ф. стал ездить в коляске подняв голову – устанет, полежит чуть и снова поднимает. В рюкзачке (дорос!) или просто на руках он всё время крутит головой – а вдруг справа что пропустит, пока смотрит налево. Даже игрушки перестали его интересовать, когда вокруг есть на что посмотреть.

Вообще интерес к миру стал более активным и даже хищным. На улице раньше был как будто притихшим, а сейчас не только стал издавать всё больше звуков, но и начал тянуть ручки ко всему, что оказывается рядом – деревья, ручки коляски, фотоаппарат у меня на шее. Дома, если на руках, больше всего любит открытый холодильник и балкон – замирает от радости и говорит: «У! У! У!».

Всё больше времени проводит на полу, стал крутиться вокруг своей оси не из-за собственных хаотичных движений, а вполне осознанно – в поисках цели. Когда цель найдена, мини Ф. становится особенно весел и начинает охоту. Ползать по-настоящему он пока не умеет, но это не мешает. Сначала мини Ф., лёжа на животе, изо всех сил тянет ручки – проверяет, нельзя ли достать желаемое прямо так. Если нельзя, подползает по-пластунски и вгрызается. Особенно любит охотиться на мою домашнюю обувь, так что к игровому коврику я подхожу только босиком.

И раз уж пошла такая интересная жизнь, главным врагом стал сон. Мини Ф. сражается с ним как лев – отважно и отчаянно. Даже когда, моргнув, не может сразу поднять веки от усталости (подлая сила тяжести), обычно наскребает сил на ещё пару минут бодрствования. На прогулке рано или поздно отрубается сам, а вот дома всё сложнее. Теперь он активно протестует, если положить его на кровать в тот момент, когда не полностью устал и не хочет хотеть спать (при этом спать вполне может хотеть, просто силы ещё остались). Приходится или старательно (и не всегда успешно) убеждать, что мы на кровати просто поваляемся, и спать его никто не заставляет, или укачивать на руках. Хотя вообще он довольно давно уже не засыпает и не спит на руках. Зато иногда у меня получается поймать верный момент и тогда мини Ф. просто ложится, закрывает глаза и засыпает. Родительское счастье.

***
Мини Ф., как и положено младенцу, очень упорный. В начале месяца он едва мог пару секунд постоять на коленках, потом он стал стоять на них всё дольше и дольше, потом постепенно научился стоять на вытянутых руках и ногах, тоже всё дольше. Потом стал стоять на коленках и раскачиваться. В конце месяца уже потихоньку подворачивает одну ногу – это очередной шаг к тому, чтобы сесть. Удивительно, откуда он знает, какие движения и позы ему нужны для того, чтобы достигнуть цели и научиться быть вертикальным.

Из новостей по вводу в эксплуатацию новых систем: сквозь десну стал виден первый зуб и волосы заметно растут, уже совсем как настоящие.

***
Любимую игру мини Ф. придумал Ф. Она называется «Съем малыша» – мини Ф. визжит и хохочет уже заранее, если просто сделать вид, что сейчас нападёшь и укусишь за бочок. Стал смеяться от игры в ладушки (хотя подставлять ладошки пока не догадался) и в «ку-ку». Пытаясь разнообразить наш досуг, читала ему Маршака и «Колобка» (попалась версия без слова «сусеки», ну как так!), но пока книги интереснее мять и есть.

Игрушки мини Ф. нравятся практически все. Во всяком случае, он редко отказывается брать что-то из моих рук – чаще всего оживляется и шустро тянется ко всему, что я предлагаю – даже если это погремушка, которую он только что сам бросил на пол. Эта игра – бросать вещи на пол – всё больше в почёте.

Но самые любимые игрушки – это мы с Ф., мини Ф. с удовольствием нас щупает, гладит, ловит, хватает и грызёт. А мы смеёмся и даём в себя играть, а что делать.

***
Декрет – не самое простое время, но мне невероятно повезло с Ф. и мини Ф., и я часто радуюсь. Когда Ф. каждое утро готовит кофе и мы вместе завтракаем. Когда мини Ф. уснул. Когда мини Ф. проснулся и нежный. Когда мини Ф. смеётся. Когда мини Ф. видит Ф. и немедленно расплывается в самой сладкой улыбке. Когда оставила мини Ф. с Ф., ушла, вернулась, а они такие офигенные оба.

Недавно узнала, что коллега ушла в декрет, и целую секунду думала: «Блин, как классно, тоже хочу».

Про пятый месяц

5 месяцев

Мини Ф. пятого месяца – боевой и целеустремлённый.

Когда видит что-то вожделенное, становится немного удивлённым, раскрывает рот и очень уверенно тянет ручки. Если удаётся – с невероятно озорным выражением на лице отправляет добытое в рот, иногда при этом победно рычит.

Раньше мини Ф. не мог перестать держать что-то в руках: оно или само выпадало, или он недовольными гримасами давал понять, что сейчас заплачет, если ручка не освободится. Теперь он не только умеет разжимать пальчики по желанию – он совершенно осознанно бросает игрушки через голову или вбок. Пока не сильно и не так уж часто, но, чую, это у нас впереди.

Нашёл свои ноги (этап!) и старательно изучает их доступными (руки и рот) средствами. Ещё научился высовывать кончик языка – правда, понятия не имею, зачем ему это умение и что оно значит. Ну и с таким нескончаемым усердием чешет дёсна, что я каждый день проверяю, нет ли там уже зубов (пока нет).

Ещё один этап – начинается пищевой интерес. Раскрывает рот и с огромным любопытством провожает взглядом всё, что я при нём ем и пью. Выражение лица очевидно: если бы мог – отобрал. Но пока может только смотреть и безуспешно тянуть ручки. Иногда ещё делает лакательные движения языком, как будто уже заполучил желаемое. Теперь стало можно устраивать из своего обеда шоу (смотри, мама ест!) к обоюдному удовольствию.

Если раньше мини Ф. трогал нас с Ф. осторожно, скорее ощупывая, то теперь он с удовольствием изучает нас хватанием – и, надо сказать, хватать он умеет весьма сильно. А когда мелкая цепкая лапка изо всех сил держит твою щёку, это, оказывается, довольно чувствительно.

На прогулке распробовал вертикальное положение и согласен на лежание в коляске только первый примерно час. Потом всё, превращается в самого несчастного в мире ребёнка. А за те пару секунд, что требуются для того, чтобы взять его на руки, мини Ф. становится деловой и довольный, жадно глазеет по сторонам, и все слёзы тут же высыхают. Так и гуляю: в одной руке застывший от восторга (столько всего вокруг!) мини Ф., другой качу коляску.

Вообще мини Ф. невероятно сильно желает быть вертикальным. Мне даже кажется, что быть ручках ему нравится в первую очередь потому, что вертикально и обзор хороший. Он по-прежнему упорно пытается садиться и – главное – научился переворачиваться со спины на живот. Теперь всё время норовит это делать, даже во сне иногда (от чего просыпается, пугается и плачет, бедняга). Оказавшись на животе, не спящий мини Ф. поднимается на ручках как можно выше и начинает ползти. Ползёт старательно, аж кряхтит от усилий. Даже уже понемногу становится на обе коленки, и ему это очевидно нравится. Но сил так стоять хватает не на долго, да и что делать дальше он пока не понял. В итоге только крутится вокруг своей оси или двигается, но в противоположную сторону, ногами вперёд. Однажды хотел ползти к стене, а сам случайно заполз под кровать. Пришлось вызволять.

***
На прогулках или в гостях мини Ф. обычно тих (если не плачет, тут уж с громкостью всё как надо), а в привычной обстановке постоянно упражняется в производстве звуков. Научился оглушительно визжать и издавать звук, каким в играх обычно имитируют едущую машину. Произносит уже весьма длинные связки из разных звуков, и выглядит при этом весьма довольным собой. Научился потешно вытягивать губы трубочкой и говорить «эууу», «бууу» и «вууу». Вообще передать буквами то, что он произносит, довольно трудно, даже воспроизвести иногда трудно. Но мы всё равно стараемся (это очень смешно).

Научился вздыхать. Прямо по-настоящему, набирает воздух и выпускает с чётким «э-эхь».

По-прежнему часто веселится, иногда даже без особого повода. Просто смотрит в лицо и вдруг начинает смеяться. Ну а если есть повод или, что ещё лучше, папа пришёл с работы, то вообще без устали улыбается и расточает мёд. До сих пор удивляюсь и прихожу в восторг: как такое мелкое и довольно беспомощное существо умеет не только радоваться, но и настолько явно и сильно эту радость проявлять.

***
С тех пор, как научился переворачиваться, спать мини Ф. предпочитает на боку (иногда умильно подложив руку под щёчку). Особенно любит при этом упереться лбом во что-нибудь типа меня или подушки. Просыпается обычно в отличном расположении духа (особенно если не один). Но однажды спал на руках, и вдруг забеспокоился, стал хмуриться и дёргать ногами, а потом с плачем проснулся и долго ещё плакал, уткнувшись в меня. Успокаивался, всхлипывал, а потом будто вспоминал что-то и снова плакал. Не иначе злой лев напал на малыша, а мамы с папой рядом не было.

А однажды, когда я уложила мини Ф. спать и сама сладко спала рядом, Ф. зашёл в спальню и обнаружил, что у меня-то дневной сон, а коварный мини Ф. тихонько и беззвучно веселится сам с собой под моей рукой.

***
Мини Ф. становится похож на мини мальчика, а не на личинку, даже пропорции тела всё более настоящие. А ещё по нему уже хорошо видно, что он считает нас с Ф. своей стаей, и уверен, что мы должны о нём заботиться и его защищать, и это ужасно трогательно.

Про четвёртый месяц

4 месяца

Главное слово про четвёртый месяц мини Ф. – осмысленность.

Cтал иногда задумываться о чём-то, как бы погружаясь в себя. Если ничего не беспокоит, может сам лежать спокойно (даже не обязательно с игрушкой) и не требовать ничего – только чтобы я была в зоне видимости. Несколько раз – прямо зайка! – провёл утра валяясь и агукая сам с собой, пока я рядом лежала с закрытыми глазами, то и дело проваливаясь в сон.

Стал понимать, что такое предметы. Активно хватает и быстро тянет в рот вообще всё, до чего может дотянуться (в полотенца вообще вгрызается чуть ли не с рычанием). Понял, что если перед ним рука взрослого что-то держит, можно ручками вцепиться в эту руку и придвинуть предмет к себе ближе – чтобы удобнее было облизывать. Ну и саму руку тоже иногда ловит и норовит погрызть или хотя бы ощупать. Недавно во сне крепко схватил мою руку и стал громко обгладывать (это слово очень точно описывает процесс) предплечье. Мы так смеялись, что чудом его не разбудили.

Стал иногда не сразу засыпать, когда хочет спать и уже пригрелся на руках, а какое-то время тихонько лежать с открытыми глазами и посматривать вокруг. Раньше если уж притих (наелся или успокоился после хныканья) – сразу и засыпал. И в целом стал с явным интересом наблюдать за происходящим. На прогулках теперь требует не закрывать ему обзор капюшоном коляски.

Научился отслеживать наше с Ф. наличие и передвижение по комнате (голову аж поворачивает), и явно всё лучше понимает, кто мы такие. По-прежнему любит общаться и стал с удовольствием изучать лица – и вглядывается в них, и трогает ручками. Иногда как будто пытается повторить движения губ – так цепко смотрит на рот говорящего взрослого. Особенно любит быть на руках у меня, а изучать при этом Ф.

***
В какой-то момент мини Ф. завёл правило встречать по вечерам Ф. с работы не просто улыбками, а смехом. Смеётся он как резиновая уточка и выглядит при этом очень, очень сладко (прям баночка мёда, а не малыш). Вообще смеётся часто – во сне, в ответ на общение, издаваемые звуки, чмоканье в щёчки или живот. И такая эта концентрированная и чистая радость, что просто невозможно не начать улыбаться самому. И продолжать издавать звуки. И всё время искать новые и новые способы добыть этот смех.

Иногда, в особо приятные моменты (папа пришёл поцеловать), мини Ф. полностью замирает, раскрыв рот, с выражением восторга на лице.

Ещё мини Ф. научился требовать внимание и еду без слёз. То есть, если не дать желаемого, слёзы будут (причём безо всяких предупреждающих гримас). Но для начала он сердито выкрикивает резкие и короткие «А! А!».

***
Мини Ф. стал сильнее. Он уже подолгу и с удовольствием (пока не устанет) лежит на животе. Всё становится видно в новом ракурсе, потому он, раскрыв ротик и вытягивая шею (похож при этом на слюнявую черепашку), сосредоточенно смотрит вокруг. Иногда аж кряхтит – особенно если хочет схватит лежащий перед ним предмет, это пока не просто. На спинку переворачивается легко, а вот к переворотам со спины на живот совсем равнодушен – даже не пытается. Зато пытается ползти, в том числе когда находится на ручках. То есть, пристроился на руках, огляделся, увидел интересное (папу, ноутбук, незнакомый принт на наволочке) и давай ползти в нужном направлении (скорее дёргать ногами и загребать руками, но всё же).

Стал пытаться садиться! До настоящего сидения пока далеко, но он уже может довольно высоко подняться верхней частью тела.

Стал иметь мнение по поводу своего положения в пространстве. Раньше было «хочу на ручки – взяли на ручки – мне отлично», теперь всё сложнее. Ему может быть неудобно в какой-то позе в текущий момент (через 5 минут уже может стать удобно) или хотеться рассмотреть именно окно – и потому ни в коем случае нельзя держать спиной к окну. Иногда надо ходить и нельзя сидеть. Иногда надо держать вертикально и нельзя горизонтально. Иногда вообще не просто понять, как надо – ясно только, как не надо: выражать мнение мини Ф. умеет отлично.

***
Прочитала «Тайную опору» Людмилы Петрановской, и это одна из лучших и полезных книг для родителей. В ней внятно и хорошо описано, как возникает и меняется привязанность ребёнка ко взрослым («своим взрослым»!) и как это всё обусловлено биологически. Как работают защита и забота. Для чего нужны кризисы и что важно (не) делать внутри них. Почему дети не слушаются, почему слушаются и что им вообще нужно на разных этапах взросления. Спокойная и жизнеутверждающая книга, после неё рутина ухода за младенцем становится намного легче, а будущие сложности пугают меньше: начинаешь хорошо понимать, зачем это всё.

Про фотоохоту на птиц

Фотоохота

Два года назад Ф. подарил мне определитель птиц и ультразум – и началась новая жизнь. Мне давно нравились птицы, но почему-то не приходило в голову больше узнать о них, целенаправленно искать, научиться нормально определять виды и снимать не айфоном. А фотоохота на птиц оказалась ужасно увлекательным занятием.

Именно охота. У большинства увлекающихся наблюдением за птицами боевой товарищ не фотоаппарат, а бинокль. Когда считаешь именно увиденных птиц, зоопарки это совсем не спортивно. Когда фотографируешь, всё немного иначе (куча птиц на большом пруду в зоопарке не сильно отличается от кучи птиц на большом пруду в парке), но всё равно не то. Потому для зоопарковых птиц у меня отдельный список, но он именно дополнительный. Основная охота всегда в полях.

Именно фотоохота. Просто «посмотреть на птицу» мне мало, нужен зафиксированный итог. К тому же без фотографий невозможен досуг вида «отсмотреть десяток технических фото, выбрать удачный снимок, обработать и запостить» – а мне это доставляет удовольствие. Для охотничьих целей ультразум (мне) подходит идеально. Конечно, зеркалкой с объективом 100-400 можно сделать офигительные кадры, мой результат скромнее. Но зато я могу часами гулять с фотоаппаратом на шее и по 10 минут караулить гнездо, чтобы увидеть, кто в него прилетит, и сделать кадр.

Именно на птиц. Они классные и везде есть. Вот буквально: двор, парк у дома, лесопарк на краю города, любое место отпуска – везде можно найти птицу. И всегда – разве что свет получше нужен для хороших снимков, потому ночью и в сумерках никак, а зимой сложнее. Ещё птицы разнообразные, и это отдельное удовольствие – определять вид птицы и потом узнавать её (похожие виды, самки, самцы, птенцы, летние-зимние оперения – нюансов может быть много). И птицы красивые – даже воробья даже в сотый раз можно снять интересно.

Но самое приятное – это найти новую птицу и пополнить коллекцию. То есть, сфотографировать достаточно хорошо для публикации. Сейчас у меня 58 птиц и это только начало.

Восемьдесят восьмой

Чуваки и человек. Выпуск 88

Ещё раз про волосы

ФЦП «Волосы»

Смешно, что через пару месяцев после пламенной оды лысой башке я решила отращивать волосы. Не прямо длинные, конечно, но такие, девчачьи. Для этого затеяла целую целевую программу: купила модную расчёску, прикольные витамины, классный шампунь. Но самым сложным было найти парикмахерскую. Обычную: не пафосную и не каморку у метро, чтобы приятный мастер хорошо постриг, обмотав мою шею эластичной лентой (было неприятно обнаружить, что есть с виду приличные места, где этого не делают), и чтобы в цену стрижки сразу входило всё, включая мытьё головы (пусть даже будет дороже, но зато внятно).

Было сложно, но я нашла! «Птичку». Пришла туда с запросом «надо отрастить к августу, потому постригите так, чтобы длину максимально оставить». А мастер – впервые в жизни со мной такое случилось – понятно и толково рассказала, как всё устроено и почему в моей ситуации длину не только можно, но и нужно снять. И постригла минут за 15 просто офигеть как классно. Ничего такого, вроде, простая стрижка, но вот классная. В августе пришла второй раз к тому же мастеру, она меня узнала и снова всё отлично прошло.

А к августу – потому, что в августе мы с Ф. поженились. Но в день икс я в «Птичку» никак не успевала просто по времени, потому, постригшись там заранее, утром пошла в салон у дома сделать укладку. Правда, дом был на Плющихе, потому салон такой, с золочёнными колоннами. То есть, именно колонн там не было, конечно, но всё вокруг говорило о том, что не стоит признаваться, зачем мне укладка. Я попросила сделать «скромно, для обеда с родителями», несколько раз отказалась от лака с блёстками, пару раз в процессе уточнила про «скромно», но всё равно вышла непохожей на себя, с каким-то начёсанным шаром вместо причёски. Пришла домой, сказала Ф., чтобы не пугался, и что я до выхода всё сама поправлю. До выхода оставался час. То есть, я так думала, что час. А на самом деле, когда 10:50 я вдруг решила проверить, во сколько у нас свадьба, оказалось, что в 11. Я-то думала (и всем, включая Ф., говорила), что в 12. Не знаю вообще, как я так смогла, но сразу стало не до причёски. Мы невероятно быстро оделись, примчались в ЗАГС (хорошо, что мчаться было недалеко), повеселили работников, позвонили гостям (по счастью, все успели, так как пришли раньше, а нас задержали из-за опоздания), ну и поженились, я успела руками чуть пригладить, да и всё.

А целевая программа своё дело сделала, волосы у меня какие надо. Правда, запрос к мастеру сейчас изменился: «как можно практичнее, можно короче». Мини Ф. вносит коррективы и уже понял, как это весело – хватать маму за волосы.